SHARE
TWEET

История Старика

a guest May 9th, 2019 534 Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. История Старика
  2. Утро. Первые лучи солнца освещают шпили и крыши древнего города. Тени расползаются и исчезают под напором светила. Город просыпается и готовится к новому дню.
  3. Старик выходит из своего дома рано утром и направляется к границе города. Солнце ещё только встаёт из-за горизонта – его лучи почти не греют молодую кожу. Причудливые в своей форме тени мечутся по стенам от светильника, который стоит на столе за спиной Старика.
  4. Старик некоторое время смотрит на причудливую игру теней и шагает за порог своего жилища. Шагает навстречу свету и новому дню.
  5. Жители города выходят из своих жилищ и спешат по своим делам. Кто-то спешит на утренние занятия гимнастикой в ближайший гимнасий. Другие готовят еду и посуду для общего утреннего стола. Третьи прямиком следуют к местам своих ремёсел. Иные же спешат за город – среди них идёт и Старик.
  6. За радиальной дорогой сразу начинались поля и сады. Одинаковые снопы сена стояли на золотистой земле. В садах зрели серебристые плоды полные вкусной мякоти под нежной кожицей. Где-то в небе транспортные бусинки скользили вверх по Небесной дуге. Рассветное небо разрезали следы Небесных стрел.
  7. Они направлялись вверх – в небо и дальше, к Небесному храму на орбите. Некоторые из них летели к Равновесному храму, что завис в идеальном балансе между Ойкуменой и её младшей сестрой.
  8. Вдалеке виднелась зелёная роща. Именно туда, на юг от Города, и отправлялся Старик.
  9. Придя в рощу, Старик приступил к своей привычной работе. Нужно было обойти всю рощу, которая тянулась почти до горизонта, если смотреть с холма на её опушке. Больные деревья, старые, поражённые насекомыми нужно было отметить. Священные деревья пора полить через капиллярно-точечную систему, разрыхлить вокруг них почву и добавить в неё удобрения. А ещё нужно было исследовать состояние грибов-симбионтов…
  10. Старик занимался своими делами в корнях одного дуба, когда одна тень неслышно отделилась от ближайшего дерева и подошла к нему:
  11. - Привет, Старик, — человек вышел из лесной тени и поприветствовал Старика сложив ладонь правой руки на центре груди и слегка кивнув головой.
  12. - Привет, Друг, — Старик повторил приветственный жест и кивок, — Что привело тебя ко мне этим утром?
  13. - В нашем городе… В нашем обществе назревают перемены.
  14. Молодой человек в нетерпении расхаживал вокруг дуба во время разговора со Стариком.
  15. - Наши мудрецы, эти дряхлые старцы уже неспособны реагировать на изменения мира вокруг нашего Города. Их взор всё больше обращён к небу и Небесным крепостям, а до простых людей внизу и земли им дела нет. В мире всё громче звучат барабаны войны, а наши старики словно не слышат их! Они не накапливают ресурсы на черный день, они не уделяют должного внимания нашим воинам! Ты понимаешь меня?
  16. В процессе этой тирады Старик изучал грибницу симбиотического гриба, который обвил корни священного дуба. Наконец, его друг окончил свою речь и застыл в нетерпении.
  17. - Ты говоришь о том, чтобы поднять руку… Против Стражей?
  18. Друг сделал нетерпеливый и резкий жест рукой.
  19. - Именно! Я собираю сторонников. Именно поэтому я пришёл в эту рощу. В Городе даже у стен есть уши. Ты с нами?
  20. Старик тяжело вздохнул и сел на землю рядом с разрытым корневищем и жестом пригласил друга сделать то же самое.
  21. - Ты точно уверен в том, что это будет правильное решение? На младшей сестре нашей Ойкумены уже идёт добыча полезных минералов. Наши младшие Стражи уже готовятся представить новые материалы и оружие, которое, милостью богов, создаётся в наших Небесных крепостях. Ты ведь грезишь о войне, верно?
  22. Друг в раздражении ударил кулаком по стволу дерева.
  23. - Да, да и ещё раз да! Пойми, у нас нет времени для всех этих небесных штучек… Соседи уже готовят войска. Мы не должны пасть под их ударами!
  24. - А где гарантия, что мы победим в случае войны? Что мы не ввергнем наш Город и наших граждан в горнило заранее проигранной войны? И кто поручится, что сместив Стражей ты и твои сообщники не откроете дорогу… Тирану?
  25. Каждое слово тяжёлым бременем ложилось на сердце Друга. Видя это, Старик встал и сочувственно положил руку на плечо того, с кем провёл всё детство в гимнасиях, схолах и на улице.
  26. - Ведь твой отец сам принадлежит к Стражам? Зачем тебе всё это?
  27. Друг ответил быстрым взглядом глаза в глаза и горькой усмешкой.
  28. - Недаром тебя прозвали Стариком ещё в детстве. Ты так молод, но ворчания и неуверенности в тебе хватило бы на целый Совет Стражей!
  29. Одним рывком он поднялся с земли и направился к границе рощи.
  30. - Времени у нас остаётся всё меньше. Если что – ты знаешь где меня искать.
  31. С этими словами Друг ушёл, оставив Старика с лесными тенями и мыслями о судьбе Города, Стража и сограждан.
  32.  
  33. ***
  34.  
  35. Уже вечером, когда Старик выходил из чащи, к нему подбежал маленький ребёнок и порывисто обнял его за талию.
  36. - Папа, папа! Я видела, как злой дядя вошёл в чащу… Я боялась, что он с тобой что-нибудь сделает.
  37. Старик растрепал волосы своей Дочки и рассмеялся.
  38. - Это был Друг. Мы с ним выросли вместе и знаем друг друга как родные братья! Он никогда не сделает мне ничего плохого.
  39. - Правда?
  40. Детские глаза с тревогой смотрели на отца.
  41. - Конечно. А теперь пойдём домой. Мама, наверное, нас уже заждалась.
  42.  
  43. ***
  44.  
  45. Прошло три луны и Друг напал на Стражей.
  46. До этого Старик так ни разу не посетил собрания заговорщиков. Он гулял с Другом, много шутил и смеялся с ним. Вместе они обсуждали политику, экономику и философию, вместе они упражнялись и боролись с друг другом в гимнасии. Но каждый раз, когда Друг заводил разговор о грядущих войнах и закостенелости Стражей, Старик старался уклониться от разговора.
  47. По большому счёту Старик не видел смысла в этих разговорах. Роща расцветала после зимней спячки, и он чувствовал отклик этого цветения в своём сердце. Совет Стражей выделил ему новые удобрения и систему геронтоботов для священных Дубов, которая была разработана в Небесном храме. С её помощью Дубы смогут прожить до 500 и более лет, оставаясь и в старости такими же свежими и зелёными как в молодости.
  48. Город жил привычной жизнью. Стражи управляли, младшие Стражи изобретали и следили за Небесной дугой и Небесными стрелами, военные патрулировали границы, ремесленники производили всё нужное гражданам. Старики отдыхали и следили за обучением молодых, молодые учились, тренировались и готовились к осенним обрядам инициации.
  49. Младшие Стражи обещали, что через 5-6 лун в строй будет введена Небесная нить, которая заменит Небесную дугу. Это должно было укрепить связь земли и неба, связь Небесного храма и Города и принести множество новых чудес и открытий.
  50. Но прошло три луны и Друг напал на Стражей.
  51.  
  52. ***
  53.  
  54. Это случилось в полдень. Всё прошло быстро и тихо. Город почти ничего не заметил, а за Городом в полях всё так же возделывали землю, а в садах ухаживали за плодоносными деревьями.
  55. Группа заговорщиков проникла в Земной храм, а что было дальше – уже слухи. Кто-то говорит, что Друг выступил с речью перед окружённым Стражами. Кто-то говорит, что Друг предал мечу всех почтённых старцев. Иные же утверждали, что сама охрана храма захотела свергнуть Стражей, а Друг и его заговорщики только слегка помогли вольнодумным войнам.
  56. Стражи свергли Стражей?
  57. Как бы то ни было, но для Друга эта перемена власти закончилась не так, как он себе представлял.
  58.  
  59. ***
  60.  
  61. Тени от светильника плясали по стенам, пока Старик спускался по винтовой лестнице во тьму подземелья. Внизу его ждал Друг. На его руках и ногах были цепи.
  62. - Привет, Друг, — старик прикоснулся ладонью к своей груди и кивнул старому другу.
  63. - Привет, Старик, — исхудавший и измождённый Друг с видимым усилием поднял свою руку к груди. Цепи звякнули в ответ на его движение.
  64. - Как ты умудрился попасть… Сюда?
  65. - Они называют это «тюрьмой» — хохотнул Друг. На его губах играла знакомая кривая улыбка, — Раскопали это слово где-то в древних свитках. А так это был обычное водохранилище времён Стражей-Основателей.
  66. - Стражи были отстранены от власти. Совет Стражей теперь не более чем декоративное собрание стариков. Кто тебя посадил в эту тюрьму?
  67. - Свои – кто же ещё?
  68. Друг скривился от боли – на этот раз это была не ухмылка. Только сейчас в свете светильника Старик заметил ссадины и синяки, которые покрывали тело Друга.
  69. - Я был слишком ослеплён победой. Захотел слишком много власти. А среди заговорщиков таких как я — каждый первый! В общем мне подмешали что-то в вино, я заснул… А проснулся уже здесь. В цепях. А как появились эти синяки тебе лучше и не знать.
  70. Старик медленно вздохнул. Потом он заметил простую чашку с водой у стены и поднёс её к губам Друга. Тот начал жадно пить воду – заострённый кадык напряжённо ходил вверх и вниз под грязной кожей.
  71. - Как оно там, наверху? Как теперь живёт Город?
  72. - Что случилось со Стражами ты уже знаешь. Теперь у власти не мудрецы, а богачи. Помнишь караванщика Главкона? Ему ещё от жены перешли шахты на юге. С прошлой луны он восседает во главе нового Совета. Небесная нить законсервирована. Небесный храм переделывают в крепость. Равновесный храм и поселения на младшей сестре нашей Ойкумены вроде бы в безопасности – но слухи ходят разные... Богачи требуют от младших Стражей остановить все исследования Дальних пределов и Сверхмалой природы. Армия реформируется и объявлен новый набор. Полководцы требуют новое оружие. Никому более нет дела до тайн Природы и Музыки сфер.
  73. Когда речь зашла об армии Друг явно оживился.
  74. - Армия? На нас уже кто-то напал?!
  75. - Нет-нет! Пока нет, но у наших северных соседей тоже произошла… Перемена власти. Только у них к власти пришёл тиран с обольстительными речами и кровавыми руками рыночного мясника. Он уже рассылает отряды воинов и работорговцев по окрестным Городам и Поселениям. Так что война… Лишь вопрос времени.
  76. Старик закончил говорить, и тревожная тишина повисла в тёмном подземелье. Светильник изредка мигал и тревожные тени плясали на стенах древнего водохранилища, которое стало новой тюрьмой.
  77. Наконец, Старик пару раз кашлянул и задал вопрос, который мучил его с самого момента свержения власти Стражей:
  78. - Скажи мне, Друг. Этот твой заговор… Тревога в сердцах наших сограждан, близкая война, богачи в священных Храмах… И ты – здесь. В цепях. Это стоило того? Победа над Стражами того стоила?
  79. Склонив голову на грудь, Друг ответил:
  80. - Та победа, которую я планировал – да! Та победа, которую я получил… Впрочем, всё ещё можно исправить. Поверь мне, Старик, я всё могу исправить.
  81. - Надеюсь, что так, Друг. Надеюсь, что так.
  82.  
  83. ***
  84. Десять раз лето сменило зиму. Десять раз солнце разгоралось и становилось холодным. Десять раз Священная роща скидывала листву и расцветала вновь.
  85. Друга отпустили из тюрьмы и отправили на дальний северный рубеж. Там он проявил себя как храбрый и неутомимый воин и ему доверили командование заставой и небольшим пограничным отрядом. Изредка он присылал письма в Город, которые рассказывали о том, как быстро северные соседи превратились в кровожадных варваров под властью тирана, о том, как он скучает по родному Городу, полям и садам вокруг него. А ещё он хвастался победами и обильной добычей. И красивой наложницей из числа северян.
  86. Младшие Стражи были реформированы в Небесных Кузнецов. Богачей не интересовала Музыка сфер и Сверхмалая природа. Отныне они требовали только новое оружие, новые материалы для крепостей и храмов, новые лекарства и новые средства для сладкого забытья. Последнее вскоре было представлено и получило название «Сома». Это средство выдавали старикам, инвалидам, гражданам, оставшимся без работы… А с какого-то момента и всем желающим.
  87. Небесная нить так и не была достроена и постепенно ветшала. В какой-то момент было решено демонтировать её. Нижнюю часть разобрали и сложили в хранилищах, а верхнюю сожгли в атмосфере. Это совпало с ночным празднеством во имя бога вина и молодые граждане восторженно прыгали и вопили, смотря как тонкая нить разгорается в небе и постепенно исчезает. Старики же мрачно качали головами.
  88. Дочь Старика повзрослела, окрепла и прошла обряд инициации. Теперь она считалась полноценной гражданкой Города со всеми правами и обязанностями. Её характер, своенравный и упрямый, иногда беспокоил Старика. Но упорные тренировки в гимнасии, освоения ремесла повитухи и мудрость веков из Скриптория сглаживали её порывы. К тому же в последнее время в Скриптории было не так много посетителей, и они могли брать любые свитки или книги.
  89. Изменился и сам Город. На месте радиальной внешней дороги начала возводиться высокая стена с башенками, главными и несколькими малыми воротами. Храм Земли, где ранее заседал Совет Стражей, был снесён. На его месте построили Капитолий – величественное и роскошное здание, наполненной золотом, зерном, вином, дорогими маслами и тканями. В нём с удивительной быстротой тощал дух и разум, а тело, напротив – жирело и становилось тяжёлым.
  90. На некогда непрерывном и ровном полотне городских улиц начали возникать швы и бугорки. То тут, то там возникали стены, отделяющие богатые кварталы от бедных. Богатые и роскошные дома из белых гранитных блоков отбрасывали тень на старые дома, которые вдруг стали серыми и бедными. Люди ходили в разные схолы, в разные гимнасии, посещали разные бани и храмы. Даже поля и сады разделились на те, что снабжают большую часть Города и те, что снабжали позолоченную верхушку.
  91. Среди граждан вновь нарастало недовольство.
  92.  
  93. ***
  94.  
  95. Жена Старика была во всех отношениях достойной женщиной. Она была ткачихой и в своём ремесле достигла определённых высот. Благодаря её умениям и яркой красоте когда-то её и заметил Старик.
  96. Но почему она заметила его? Обычного смотрителя Священной рощи? Ведь он не был ни прославленным воином, ни Стражем, ни младшим Стражем?
  97. Женское сердце – потёмки. Быть может, луч из сердца Старика высветил что-то уже в её сердце и разогнал тени, что копились там…?
  98. Через некоторое время у них родилась Дочь и жизнь пошла своим чередом. В заботах о доме, ребёнке, ремесле и прочих женских хлопотах годы летели незаметно. Жена даже не заметила, как власть перешли от людей золотых к людям позолоченным.
  99. Однако, постепенно перемены всё резче и сильнее проявлялись в Городе. Да и Дочь стала самостоятельным гражданином и съехала от родителей, что высвободило время у Жены.
  100. Как-то раз с новым заказом её вызвали в закрытую часть города, рядом с Капитолием. Высокий белый дом окружала ограда, рядом с ней ходили стражники. На цепи сидели здоровенные собаки. Встречать её вышел хозяин дома – весёлый толстячок средних лет.
  101. Заказ был весьма необычным. Богач хотел, чтобы Жена сделала из дорого восточного сукна… Костюм для маленькой домашней свинки, которая весело похрюкивала под ногами пока мастер и заказчик вели разговор. В нём маленькая свинка Кирка должна бегать по загородному поместью хозяина и всячески веселить его самого и его гостей.
  102. «Насколько человек пресытил своё тело и разум, что он дошел до такого?» — всё время крутилось в голове Жены.
  103.  
  104. ***
  105.  
  106. Выйдя из его дома, жена увидела маленьких детей рядом с домом.
  107. - Давайте поиграем в жмурки!!!
  108. - Нет, давайте поиграем в мяч!!!
  109. - Жмурки, жмурки, жмурки!!!
  110. - Мяч!!! С мячом веселее!
  111. Дети кричали и пищали пока один из них не произнёс:
  112. - Мой дедушка мне рассказывал про камушки! С их помощью можно решить во что мы будем играть!
  113. - А как это?
  114. - Да, как это? Что за камушки?
  115. - Смотрите…
  116. Стоя в тени белокаменного дома Жена наблюдала за тем как дети разбежались в разные стороны, а потом вернулись, держа в руках камешки белого и серого цвета. Один из них принёс сломанный приземистый кувшин.
  117. - Теперь каждый берите по одному серому и одно белому камешку! Жмурки это белый камушек, а мяч – серый!
  118. С этими словами мальчик положил серый камешек в кувшин. Следующий положил белый и так пока каждый сорванец не положил свой камушек в кувшин. После этого кувшин перевернули и вывалили все камешки на дорогу. Вся малышня мигом сгрудилась над ними, а через несколько секунд с радостным воплем «Жмурки! Жмурки!» унеслись куда-то вниз по дороге, словно моментально позабыв о камешках и кувшине.
  119.  «Камешки о которых говорил чей-то дедушка? Камешки, которые помогают принять решение? Два типа камушков у каждого, но положить можно только один…»
  120. С этими мыслями направилась туда, где она не была со времён своей учёбы.
  121. Она отправилась в Скрипторий.
  122.  
  123. ***
  124.  
  125. «Друг приветствует Старика!
  126. Как ты там, мой милый Старик? Свет от золотых задниц наших избалованных толстяков ещё не ослепил тебя?
  127. А у нас тут всё хорошо. Северяне в конец деградировали. Нападают на нас без какого-либо строя, не используют разведку, при малейшем сомнении бегут с поля боя! Их рядовые воины переходят на нашу сторону вместе со своими полководцами – иногда даже ещё живыми!
  128. Недавно во взятом городе в здоровенном храме солнечного бога мы нашли странную осадную машину. Наши Полевые Кузнецы немного поколдовали над ней – оказалось, что будь она достроена то смогла бы уничтожить весь наш Город за несколько минут! Но эти глупцы не достроили её, а сделали из нее идол и носили ему золото и убитых животных. Вот идиоты!
  129. Скоро мы возьмём штурмом их столицу, и я самолично, клянусь богами, посмотрю какая требуха находится в животе их мясника-тирана! Жди меня с Триумфом!
  130. 1.  P. S. Кстати, как там твоя Священная роща? В последнее время ты совсем о ней не пишешь. Неужели у деревьев выросли ножки, и они сбежали к этим любителям бабочек и цветов с востока?!
  131. Твой дорогой Друг».
  132.  
  133. «Лучше бы у них действительно выросли ножки». Дочитав письмо, Старик сложил его и засунул под свою тогу.
  134. Он стоял на холме у границы рощи и смотрел на картину, которая развернулась перед ним.
  135. Строители заполонили рощу, которая была уже далеко не такой священной как раньше. Строительная техника гусеницами пережёвывала землю между деревьями. Лишние деревья безжалостно срубались и вывозились за пределы рощи. На их месте прокладывались каменные дорожки – совсем как в городе.
  136. По новому замыслу Совета богачей теперь роща должна служить не природе и богам, а людям. Правда, не всем – для большей части граждан чаща по-прежнему оставалась заповедной. Для меньшинства же в роще выстраивались бани, термы, роскошные малые столовые, целая плеяда маленьких и комфортных храмов, театр… И даже небольшой бордель в ветвях самого старого и толстого дуба.
  137. Старик смотрел на всё это и чувствовал, что строительная техника оставляет след не на земле – на его сердце. Что падали не деревья, а его вера в будущее Города. В будущее его сограждан и его самого.
  138. Ему было разрешено продолжить уход за деревьями, симбиотическими грибами и «всем прочим в чём ты там ковыряешься». И Старик не собирался бросать те немногие деревья что ещё уцелели. Даже если теперь в ветвях некогда священного дерева раскинулся бордель с ветреными восточными вертихвостками и пресыщенными позолоченными толстяками.
  139. Рваные тучи быстро бежали по небу и солнце то появлялось, то пропадало, уступая место холодным и мрачным теням.
  140.  
  141. ***
  142.  
  143. - Дорогой мой муж, нам нужно кое о чём поговорить.
  144. В принципе Старик ожидал этого разговора уже давно. Ему и Жене было по 40 – самый расцвет сил учитывая среднюю продолжительность жизни в 150-160 лет за что спасибо Стражам. Его Жена была ещё очень хороша собой, а учитывая её постоянные упражнения в гимнасии с 15 шагов её можно было перепутать с ровесницами Дочери.
  145. В последнее время Жена стала часто уходить из дома по вечерам. Старик догадывался почему. Из-за того что произошло с рощей он пал худом и уже не проявлял прежнего пыла к своей Жене. Вероятно, она нашла любовника на стороне. И теперь всё дело подошло к разводу.
  146. - Прости, что не уделял тебе достаточного внимания последнее время. Если ты хочешь пойти в храм и разорвать наш…
  147. - Нет! Ты что подумал… Что я нашла любовника и изменяю тебе?!
  148. Такого звонкого смеха от неё Старик уже давно не слышал.
  149. - Нет… Если бы всё было так просто! Ты заметил, что происходит с нашим Городом?
  150. - Сложно было не заметить. Но не Город тревожит моё сердце. Видела бы ты, что сделал наш новый Совет с нашей Священной рощей…
  151. - Тогда ты понимаешь, о чём я.
  152. Она достала из-под тоги маленькое устройство с антенной и проводками, нажала на нём кнопку и положила его на стол.
  153. - Так нас не смогут прослушать.
  154. - Не думал, что у тебя есть друзья среди Небесных Кузнецов.
  155. - Теперь у меня много друзей… Среди самых разных ремёсел. Послушай… Я знаю, что богачи сделали с твоей Священной рощей.
  156. - Нашей Священно рощей.
  157. - Хорошо – нашей.
  158. Жена долго молчала и думала о чём-то. Вероятно, собиралась с мыслями. Или думала – а говорить ли вообще?
  159. - Люди в городе шепчутся с друг другом. От последнего уборщика, до первого Небесного Кузнеца в Небесном Хра… Крепости. Позолоченные толстяки собирают вокруг себя всё больше богатств, всё больше еды и воды. Граждане всё меньше видят своих правителей, а рассказы об их излишествах звучат всё громче. Наши молодые парни гибнут на севере ради награбленного золота, которое мы даже не видим!
  160. Жена подсела к Старику и обвила его руками так, как она делала, когда они были молодыми и беззаботными. Её губы приблизились к его уху. Голос перешёл на шёпот.
  161. - Скоро стены Города окрасятся в красный цвет. Мы скинем эти жирные бурдюки с их тронов и вернём Стражей! Ты с нами?
  162. Опять ему предлагали принять участие в смене власти. Сначала Друг, теперь Жена…
  163. - Прости, я не могу. Я должен следить за Священной рощей. От неё и так почти ничего не осталось, а если я попаду в тюрьму как Друг… Или меня убьют…
  164. Жена положила голову на его плечо и начала медленно гладить его грудную клетку тёплой ладонью по часовой стрелке.
  165. - Ты уверена, что ты должна принимать участие… Во всём этом?
  166. - Уверена. Более чем. Наш Город иссыхает под властью этих свиней. Наши поля и сады стонут от их неумеренного аппетита. Сама земля увядает… Впрочем, ты это и так знаешь.
  167. - Да, — Старик вспомнил глубокие трещины в роще, которые образовались из-за долгой засухи, — Да, я знаю.
  168. В эту ночь Жена, как обычно, бесшумно поднялась с супружеского ложа и бесшумно вышла в ночь. Длинные и пугающие тени вились за её спиной, когда она скользила по пустым улицам Города.
  169. А утром она не появилась. И вот уже это было не как обычно.
  170.  
  171. ***
  172.  
  173. - Так, так, что тут у нас? Маленькая ткачиха, которая мутит чернь?
  174. Светильник под потолком медленно раскачивался на лёгком сквозняке и постоянно мигал. Тени боязливо жались по углам каменного мешка. Стражник вытянулся у двери и уставился в стену, сложив руки за спиной.
  175. В центре камеры на стуле сидела Жена. Её голова бессильно свисала вниз, руки были связаны за спиной. Лицо покрывали кровоподтёки, с губы медленно капала кровь.
  176. Перед ней стоял толстяк в тоге из дорогой ткани. От него вкусно и приятно пахло изысканной едой и восточными телесными маслами. Он победно и насмешливо взирал на узницу.
  177. - Все твои сообщники уже схвачены. Их пытают и допрашивают прямо сейчас. Многие уже раскололись. Часть из вас мы сошлём на север… Часть продадим в рабство соседям с востока. А тебя…
  178. Толстяк поднял лицо Жены вверх к потолку. Увидев её синяки и разбитую губу он с отвращением отдёрнул руку.
  179. - Ну, если тебя привести в порядок, то я думаю ты вполне впишешься в наш бордель на дереве.
  180. Жена прокашлялась и взглянула в лицо толстяку.
  181. - Ты слышал сказку про Борова, Мышку и Паучиху?
  182. Толстяк широко улыбнулся всеми своими четырьмя подбородками. Он присел рядом на стул перед ней.
  183. - Нет, расскажи мне. Я люблю сказки. Даже коллекционирую, но об этой сказке слышу впервые!
  184. - Ну так слушай.
  185.  
  186. ***
  187.  
  188. Жил да был боров. Большой, толстый и ленивый. Он очень любил вкусно есть и сладко спать. Он жил в дубраве и жизнь его была проста и незатейлива. Поел желудей – поспал. Проснулся, снова поел желудей и опять на боковую.
  189. Но однажды он проснулся и не нашёл вокруг себя желудей. А есть хотелось. Тогда боров громко заплакал и начал жаловаться на свою горькую судьбу.
  190. Его услышала Мышка. Она прибежала к плачущему Борову и спросила его что с ним случилось. Он ответил, что злая судьба наградила его прожорливым желудком и отсутствием желудей вокруг.
  191. Мышка была маленькая, но у неё было очень большое сердце. Из своих запасов она принесла Борову орехов и зёрнышек. Боров быстро всё съел, сыто хрюкнул и уснул.
  192. Наступала осень, Боров всё так же ел жёлуди вокруг себя, иногда ему помогала Мышка. Но с каждым днём он объедал Мышку всё больше и больше, а орешков и зёрнышек у Мышки оставалось всё меньше и меньше.
  193. Однажды Мышка почувствовала надвигающийся холод и попросила у Борова сделать ей тогу из его густой и тёплой подпуши и шерсти. Но Боров отказался. Он сказал, что он не умеет делать тоги. У него есть только копытца чтобы бегать, рот чтобы есть и клыки чтобы дырявить ими надоедливых Мышек. После чего он сыто рыгнул и уснул.
  194. Мышка заплакала и пошла прочь. Так и она плакала как вдруг ей на пути встретилась небольшая пещерка. В пещере было довольно темно и внутри неё двигались странные тени несмотря на то, что солнце находилось точно в середине неба. Внутри пещеры жила Паучиха.
  195. Паучиха выслушала жалобы мышки и пообещала ей помочь. Через три дня Мышка вернулась к пещере паучихи и отдала ей аккуратную тогу, которая была сплетена из лёгкой и очень тёплой паутины. Мышка была счастлива.
  196. Боров продолжал есть всё больше и больше, и постоянно надоедал мышке. Он не хотел даже стукнуть копытцем о ближайший дуб, чтобы с него упали вниз новые жёлуди. Он постоянно требовал еды, а когда наедался, то сразу же засыпал.
  197. Паучиха помогла и на этот раз. Она дала маленькой Мышке свою слюну в небольшом коконе из паутины. Мышка подмешивала эту слюну к еде борова, и он становился более спокойным, менее прожорливым и более сонным.
  198. Но постепенно и этого борову стало мало. Его пузо становилось всё больше, а глаза наливались кровью. Он требовал от Мышки всё больше и больше орешков, всё больше и больше зернышек! Он даже начал требовать от неё постройки тёплого и сухого логова для его сладкого сна.
  199. И снова плачущая мышка стояла под паутиной, в центре которой зависла Паучиха. В этот, последний раз, Паучиха убедила Мышку решить проблему с Боровом… Окончательно. Паучиха взялась своими передними ножками за свою ядовитую железу и отломила её, после чего окутала её основание паутинкой чтобы Мышка не поранилась. Она отдала железу Мышке и сказала ей, что она должна…
  200.  
  201. ***
  202.  
  203. - Что? Что должна была сделать Мышка?! Закончи сказку, грязная девка!
  204. Пока ткачиха рассказывала свою сказку, толстяк вплотную пересел к ней, а под конец, заворожённый, склонился над узницей. В процессе он смочил горло сладким вином из южных Городов и съел немножко сушеных фруктов.
  205. В каменном мешке воцарилась тишина. Только тени от мигающего светильника плясали на стенах.
  206. Но она царила недолго.
  207. - Скажи… Ты когда-нибудь слышал про одного чудака в древности? Он говорил, что где-то в идеальном мире есть образы идеальных вещей. Они вечны, совершенны и прекрасны.
  208. Жена подняла голову и посмотрела толстяку прямо в глаза. В её глазах больше не было поволоки, а голос перестал дрожать. Толстяк непроизвольно отшатнулся и брякнулся обратно на свой стул.
  209. - А наш мир есть лишь отражение этих идеальных вещей. Наш мир – лишь тень. Хотя, должна заметить, что в нашем Городе теней в последние годы стало только больше…
  210. Толстяк резко повернулся к стражнику.
  211. - Что мелит это сумасшедшая?! Стражник, дай мне свою дубовую палку!
  212. Стражник остался на месте. Он по-прежнему сверлил взглядом стену.
  213. - Так вот и моя сказка - лишь выдумка. Но какая идеальная, какая милая – ты согласен? И сегодня…
  214. Ткачиха распрямилась на своём стуле и свела руки перед собой. На них не было верёвок или цепей – только следы на запястьях, которые женщина начала медленно растирать, с лёгкой улыбкой смотря на толстяка перед собой.
  215. - Моя сказка станет реальностью.
  216. - Стражник, что ты встал столбом! Она не связана! Стражник!!!
  217. - Смотри же как моя сказка претворяется в жизнь. Я – Паучиха, он, - Жена указала на стражника, который подошёл к толстяку сзади и положил руку на его плечо – Мышка. Посмотри на его тогу.
  218. Толстяк в панике, на грани истерики и обморока посмотрел на край тоги стражника. На ней был вышит символ ремесленного цеха ткачей. В котором как раз и работала Жена.
  219. - Нет, нет… Нет!!! Предатели, кругом предатели!
  220. Толстяк резко вскочил, шагнул к выходу из комнаты, покачнулся и упал. Бокал с напитком покатился по полу разлив жидкость, которая быстро растеклась по камням.
  221. - А вот и слюна Паучихи… А вот и её ядовитая железа!
  222. С этими словами Жена встала, взяла из рук стражника кинжал, подошла к дрожащему толстяку, задрала его подбородок и всадила кинжал прямо в адамово яблоко. «Позолоченный мудрец» задохнулся, издал несколько булькающих движений и упал на каменный пол. Под ним быстро растекалась лужа темно-красной крови.
  223. - Проклятый жирдяй. С его весом нужна была двойная доза… Всё готово?
  224. Ткачиха обернулась к стражнику, к сандалиям которого уже подступала кровь убитого.
  225. - Да, госпожа.
  226. - Не называй меня так. Я такая же, как и ты. Пойдём.
  227. Они прошли через темницу. Одни стражники быстро оттаскивали тела других стражников в кладовую. Оставались только длинные красные полосы на полу.
  228. Жена вышла из здания тюрьмы. Оно стояло на холме. Перед ней лежал Город. Тихий, спокойный. Сытый. Сонный.
  229. Она вскинула руку вверх и выстрелила красной сигнальной ракетой в небо. Маленькая красная точка быстра взлетела и начала медленно опускаться по параболе.
  230. Наконец, на уровне крыш самых высоких белых домов она начала мигать и постепенно потухла. На город снова опустилась сладкая и спокойная тьма.
  231. Прошло ещё несколько ударов сердца и темноту разорвали сначала десятки, а потом и сотни ответных сигнальных ракет. Они взлетали отовсюду: с окраин Города, из его центра, из кварталов бедных и богатых, несколько десятков взлетели с полей и садов вокруг города. Две – из бывшей Священной рощи.
  232. - Теперь я вижу… Всё действительно готово.
  233. За её спиной стражники выходили из тюрьмы и быстро разбегались по заранее оговорённым позициям. В городе раздались первые крики и вопли. Тревожно залаяли собаки.
  234. - Надеюсь, в нашем Городе больше не будет настолько тёмных ночей. И настолько красных рассветов…
  235.  
  236. ***
  237.  
  238. В Саду удовольствий, в борделе на дереве, наложницы и стража резали опоенных новым форком Сомы толстых богачей.  Один из них в отчаянии заперся в электрогенераторной. Случился пожар и скоро вся крона древнего дуба была объята пламенем.
  239. Полевые и садовые ремесленники с восторженным энтузиазмом резали зажиточных горожан. А после резни начали грабить и растаскивать имущество богачей. Поля и сады стояли без ухода, посевы были нескошены, а плоды – не собраны. Так они и гнили под открытым небом, пока люди сходили с ума в Городе, упиваясь кровью и вином.
  240. В одну из очередных ночей кровавого безумия и безделья на небе появилась яркая точка, которая летела с востока на запад. Она постепенно увеличивалась, её хвост удлинялся. Наконец, она распалась на 3-4 части, те померцали и исчезли.
  241. Это законсервированная Небесная крепость сошла с орбиты и сгорела в атмосфере. Никто не обратил на это внимание.
  242. Дела земные в эту долгую ночь были интереснее дел небесных.
  243.  
  244. ***
  245. Вечер. Старик пробирался между руин Города. Белые дома стояли опалёнными и теперь стали чёрными. Старые серые дома посерели ещё больше. Повсюду валялся мусор, обрывки ткани, тухлые объедки. Из дырявой бочки капало дорогое вино из восточных Городов. Где-то на соседней улице что-то горело. Чья-то баня, частный скрипторий или просто конюшня? Кто-то панически кричал. За криком последовал взрыв дружного хохота. Крики возобновились.
  246. Наконец, Старик подошёл к Капитолию. У его входа не было стражи. Точнее была, но это был всего один страж, и он лежал пьяным у входа в луже собственной мочи.
  247. Осторожно переступив его, Старик направился внутрь.
  248. В главном зале под потолочными балками весели иссушенный трупы со следами былого обжорства. Весели аккуратно, в два ряда по 6 трупов в каждом.
  249. На троне, который когда-то принадлежал наиболее мудрому из Стражей, сидела его Жена, мрачно склонив голову набок и подперев ладонью щеку. Перед ней полукругом сидели… Кто? Представители народа? Лучшие из граждан? Новые богачи?
  250. На новых Стражей они не походили ни телом, ни духом, ни одеждой. Скорее это был сброд из разношёрстных бандитов и головорезов.
  251. - Приветствую тебя, Жена моя, - Старик прикоснулся правой рукой к груди и кивнул головой.
  252. - И тебе привет, Старик… Муж мой, - она прикоснулась левой рукой к своей груди, но не удосужилась кивнуть. Её лицо не изменилось.
  253. - За что их повесили?
  254. Старик указал на тела, которые весели под потолком.
  255. - За шею – за что же ещё? Не задавай глупых вопросов. Зачем ты пришёл?
  256. - Я хотел бы поговорить с тобой наедине… Если ты позволишь.
  257. Жена сделала нетерпеливый жест рукой. Окружающий её сброд встал и, переговариваясь и перешучиваясь, покинул зал.
  258. - И? Я жду.
  259. - Ты видишь во что превратился наш Город? Ты видишь, что с ним стало? Сын убил и ограбил отца, брат предал и вспорол брюхо брату! Сёстры и дочери стали новыми наложницами или убийцами. Где была чистота – теперь мусор! И я не только про улицы и здания.
  260. Слушая его слова Жена выпрямилась и слегка сжала зубы. Её руки медленно поглаживали ручки трона.
  261. - Наши Небесные стрелы стоят в запустении. Большая часть Небесных кузнецов перебита или бежала. Моя роща… Сгорела. На её месте теперь лишь дымящиеся остовы деревьев. На юге к ней уже медленно подбирается пустыня. Уже при жизни наших внуков пустыня окружит наш Город, если мы ничего не предпримем!
  262. Жена подняла левую руку прямой ладонью вперёд.
  263. - Остановись, успокойся. Я всё знаю. И все понимаю. И поверь мне – я всё могу исправить.
  264. «Я все могу исправить, Старик, поверь мне…»
  265. Холодок пробежал по спине старика. От поясницы он пробежал вверх к шее и захлестнул тело наэлектризованным холодом.
  266. - Как? Как ты это сделаешь?
  267. - В наш Город возвращается Друг. Он возвращается с богатым обозом из награбленного золота и со множеством рабов и пленных ремесленников. На это золото мы закупим всё необходимое в соседних Городах, восстановим наш Город и он засияет ярче прежнего! А потом… Кто знает? Может быть мы даже обучим новых Стражей и поставим их во главе нашего народа. Как в старые добрые времена.
  268. - И ты уверена в его верности?
  269. - Абсолютно. Знаешь, как его зовут в народе? Попликола – Друг народа. Красиво, да?
  270. Старик тяжело вздохнул.
  271. - Я принял решение. Я бегу из Города и беру с собой Дочь. Ты с нами?
  272. - Нет. Люди доверились мне. Да, они вышли из-под контроля и в них проснулись, - её лицо исказила кривая ухмылка, - различные животные… Но я просто не могу их бросить. Как и наш Город.
  273. Уже у самого выхода из зала Старик обернулся в последний раз и спросил женщину, которая некогда была ткачихой и его Женой:
  274. - Это восстание против богачей… Победа в нём… Оно того стоило?
  275. - Каким оно мыслилось – да. Каким оно получилось… Всё можно исправить. И я всё исправлю. Возвращайся через пару лет, и ты не узнаёшь наш Город.
  276. «Я всё могу исправить, Старик, поверь мне…»
  277. - Обязательно. Я обязательно вернусь.
  278.  
  279. ***
  280. Сумерки. На севере поднималась пыль от полков Друга. На юге поднимался дым от сгоревшей Священной рощи.
  281. Между ними, на холме у Города стоял Старик. Рядом стояла его Дочь. Она явно нервничала и постоянно теребила лямку заплечной сумки.
  282. Старик читал письмо от Друга. Это было последнее письмо от него.
  283. «Эти толстяки в конец обезумили… Бунтующая чернь?! Закалённые солдаты… Выжгут заразу каленным железом из загноившейся раны! Жди меня с Триумфом… Я разделю его с моим Городом».
  284.  
  285. ***
  286.  
  287. На севере поднималась пыль от полков Друга. На юге поднимался дым от сгоревшей Священной рощи.
  288. Старик же направил свои стопы на запад. Пора уходить на запад.
  289. Может быть там они с Дочерью смогу найти людей, которые больше ценят взращивание знаний и деревьев, чем собственных животов и неограниченной власти?
  290. Кто знает, кто знает.
RAW Paste Data
We use cookies for various purposes including analytics. By continuing to use Pastebin, you agree to our use of cookies as described in the Cookies Policy. OK, I Understand
 
Top