Guest User

Untitled

a guest
Jan 17th, 2021
39
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Серый засмеялся, сбрасывая напряжение. Такого в его карьере еще не случалось, хотя было кое-что, сравнимое по неожиданности. Его третий или четвертый полет, на спасение экипажа рудовоза с взорвавшимся двигателем. Он сидел в кресле, медленно сближаясь с целью, откуда большими пузырями вовсю травила из баков вода. Резко подняв голову на стук в иллюминатор, он дернулся и повис на ремнях, увидев помутненный взгляд мертвеца. Тот будто рассматривал пилота, и лишь спустя минуту он осмелился дать легкий толчок, чтобы сместить корабль.
  2. Космонавт подошел ближе, осветив тело в скафандре. Он выглядел грубо, массивно, и вообще предназначался скорее для тяжелых инженерных работ в пустоте, нежели для спасения или дежурного выхода в космос. Оранжевого, ближе к желтому оттенка, он хорошо выделялся бы на практически любом фоне, особенно при чрезвычайных ситуациях. Но прочность костюма не спасла его владельца.
  3. Быстро окинув взглядом коридор и не найдя ничего стоящего, Серый с трудом устроил мертвеца поудобнее для осмотра. Тяжелый, с металлизированной оболочкой скафандр несколько раз брякнул по стене и полу, отдаваясь звоном через них. В опущенном внешнем светофильтре зияла дыра, сквозь которую можно было увидеть чью-то кожу, но космонавт решил не трогать шлем. Вместо этого, он аккуратно снял с пояса массивную, для хвата в тяжелых перчатках, универсальную карту доступа.
  4. — Главный инженер Уиллис Тейбер, — прочитал он потертую от когда-то частого использования надпись. — А нам сегодня везет, Макс. Технический ключ.
  5. — Просто так висел в коридоре? — усмехнулись на корабле.
  6. — Вместе с владельцем. Он, похоже, собирался начать работу, но его отбросило взрывом. Пробитый визор, расслабленная поза – помер моментально, еще от удара.
  7. — Может, стоит тогда заглянуть в инженерный, если по пути?
  8. — Системы распределения пощупать? Можно, — ответил Серый, снова рассматривая ключ.
  9. Он походил на многофункциональный нож. Несколько складных контактных площадок с разными формами и размерами, пара ключей для механических замков. Специальное выполнение для громоздких пальцев инженерного скафандра. Затертое в некоторых местах до блеска покрытие выдавало самое активное использование, а значит, находка пригодится и Серому.
  10. Если при жизни у Тейбера и было что-нибудь еще потенциально полезное, то оно осталось на месте взрыва, улетело неизвестно куда или же скрывалось под жесткой оболочкой скафандра. Серый все равно ощупал карманы и пояс, но вытащил лишь очередной разбитый наладонник да, неожиданно, пачку сигарет. Дата производства была хоть и в привычном формате, но год совершенно не бился с уже известным, отстоя от текущего на пару тысяч лет назад. Посмотрев на нее, он оглянулся, снова посмотрел на прекрасно сохранившиеся сигареты и, пожав плечами, закинул их к себе. С датами он разберется потом, когда доберется до командного. Может, здесь просто использовали другое летоисчисление.
  11. Космонавт с некоторой иронией вскинул руку к голове, отдавая приветствие мертвецу, поставил его в угол и неторопливо пошел дальше, вспоминая карту корабля. Инженерный отсек, как можно было ожидать, находился вплотную к реакторному. На пути не было особых препятствий, кроме потерявшего герметичность коридора, так что он должен был прийти достаточно быстро, даже учитывая скорость, ограниченную магнитными ботинками. Лететь было бы неудобно, все-таки межзвездники строятся с расчетом под искусственную гравитацию.
  12. Тот самый коридор оказался перекрыт, но инженерный ключ сработал прекрасно, обнажив механизм ручного открытия. Тот же, в свою очередь, шел туго, постоянно застревая и вынуждая пинать его сверху. Серый провозился с ним несколько минут, прежде чем смог освободить проход достаточной высоты, в который можно было пролезть на полусогнутых. Впрочем, этот коридор ничем не отличался от предыдущего, кроме, разве что, пары дыр в стене, ближней к обшивке. Из внутренностей корабля давно ушел весь воздух, а аварийная система выдавала откровенно устаревшую информацию.
  13. Вход в инженерный, разумеется, тоже оказался закрыт, но считыватель карт заметно помигивал в окружающей темноте. Серый подошел ближе. С виду тот казался просто изделием из пластика, цельным, с тройкой лампочек и одним-единственным разъемом для карт доступа. Но, если присмотреться, вполне можно было заметить швы, царапины вокруг и небольшой выступ для поддевания крышки.
  14. — У инженерного. Попробую карту медика, но она точно не сработает. Потом через технический, — дежурно прокомментировал он свои планы.
  15. Космонавт достал темно-синий прямоугольник и аккуратно засунул его в разъем. Ничего не произошло. Он вытащил карту, оглядел ее, попробовал вставлять разными сторонами, но считыватель даже не моргнул запрещающим огоньком, продолжая светить дежурным индикатором. Серый замер, заметив промелькнувший на пару мгновений красный блик на прозрачной части шлема.
  16. Он поднял голову и уставился на небольшой объектив камеры, бесстрастно следивший за его движениями и то и дело испускавший короткие лазерные импульсы, будто помечавшие его или измеряющие расстояние. Когда он сделал шаг в сторону, камера плавно повернулась, удерживая свой взгляд на незваном госте. Серый решил подождать, и вскоре огни камеры потухли, а она сама вернулась в нейтральную позицию, словно выполнив свое назначение.
  17. — Охранка работает, — дрогнувшим голосом передал Серый. — Вылезла камера, посмотрела, как я тыкаюсь в считыватель и скрылась.
  18. — Осторожнее, командир, — взволнованно ответил Макс. — Был небольшой скачок. Подозреваю, что большая часть живого оборудования в спящем режиме и может проснуться, если работающие датчики передадут сигнал.
  19. — Принял. Надеюсь, на технический ключ реакции не будет.
  20. Палец не пролезал в выемку, с помощью которой он мог бы снять крышку для доступа к внутренней части замка, но положение спасла карта Аланы. Загнав ее поглубже, он раскачал загрубевший пластик и вскоре пластинка улетела в коридор, обнажив пару разъемов. Архаичная бумажка, приклеенная скотчем к одному из проводов, на которой было подписано назначение разъемов, по мнению Серого отлично подходила к общему виду корабля, когда-то высокотехнологичного, а теперь достаточно примитивного. Как для межзвездного, конечно. С другой стороны, он никогда сам не был на подобных, это первый раз, так что космонавт строил свои догадки на общедоступных видео из сети, рекламировавших круизы.
  21. Вставив правильный ключ, Серый подождал несколько долгих секунд, и, с отдававшемся через пол надрывным воем моторов, дверь быстро открылась, пропуская его внутрь. Повсюду виднелись следы бурной работы по спасению корабля – разбросанные инструменты, куски металла, трубы, мотки кабелей и проводов. И десяток скафандров с людьми внутри, застывших в тех позах, в которых их настигла смерть. Кто-то склонился перед пультами, держа пальцы на тумблерах и кнопках. Кто-то наоборот, расслабленно откинулся на кресло, раскрыв шлем на волю вакуума. Кто-то все еще сжимал сумки с инструментами, будто собираясь побежать на спасение. Сергей услышал тихий, нечастый треск изнутри собственного скафандра.
  22. Скосив глаз на крохотный индикатор, он увидел, как небольшое до этого число выросло в пару сотен раз, включив тем самым обратный отсчет. В инженерном отсеке фонило, и достаточно сильно, чтобы пробиться через какую-никакую защиту. Он быстро выскочил наружу и облегченно выдохнул, когда показания датчика снова упали к нормальному космическому фону.
  23. — Похоже, в реакторном неполадки, или туда чем-то засветили, — быстро сказал космонавт. — Фон чувствуется даже в скафандре, сильно больше обычного. За пару суток легкая лучевая обеспечена, так что я просто пробегу насквозь, обходить будет слишком долго.
  24. — А стоит того? — задумчиво спросил Макс. — Командир, особо не нахватаешься, но есть смысл рисковать?
  25. — Терпимо. Потом под протекторами залезем, если понадобится, а сейчас, даже если застряну на час-два, ничего страшного не будет. Главное, вещей не касаться.
  26. Быстрее всего было бы отключить магнитные ботинки и пролететь через отсек, но это бы потребовало постоянной корректировки, а, следовательно, и постоянных касаний к металлу, который вполне мог активироваться за прошедшее время. Серый затопал вперед, не тратя время на тщательные рассмотры, огибая препятствия и тела, но все же присматриваясь к редким работающим мониторам. Впрочем, те показывали лишь объявленную тревогу, но не все.
  27. К одному из таких он и подошел. Оттолкнув стул с очередным инженером, на тот раз, для разнообразия, без скафандра, Серый приник к экрану, изучая показания и слегка морщась от усилившегося треска внутри. Реактор сломан коснувшейся стенок плазмой, в самом отсеке можно засветиться в темноте, а вся многочисленная уцелевшая электроника, как и ожидалось, питалась от мощных аккумуляторных батарей. Расход на них оказался достаточно маленьким, но осталась лишь десятая часть запаса.
  28. Не лучшее, что могло бы быть, но и не худшее. К сожалению космонавта, здесь не показывались сети питания вооружения, словно оно отсутствовало. Он окинул взглядом экран в последний раз, запоминая общую картину, после чего быстрым шагом отправился дальше. С приближением ко входу в реакторный фон рос, поэтому Серый побежал так быстро, как только мог это сделать в магнитных ботинках, двигаясь скорее большими прыжками.
  29. Зияющая, настежь раскрытая толстая дверь не показалась бы ему жуткой на фото, но, зная, что скрывается в темном провале, он невольно поежился. А может то сыграл свою роль датчик, чей треск на полсекунды слился в один шум. Так или иначе, чувствуя за спиной гарантированную смерть, космонавт упорно двигался к выходу из отсека, даже не оглянувшись. Ему почему-то очень хотелось это сделать, хотя он и понимал, что это бессмысленно, ведь ничего нового там нет, и попросту вредно, ведь для этого придется сбавить скорость.
  30. Через завал из каких-то электронных шкафов, преграждавших путь, он попросту перелетел в одном большом прыжке, оттолкнулся от потолка и закрепился на полу ботинками, после чего поднял взгляд. Наполовину открытая дверь отсека слабо освещалась через сквозную дыру, что тянулась от самого верха корабля. Проникнуть через нее бы не вышло, слишком маленькая, но не для звездного света.
  31. Серый покосился на датчик. Почти норма, превышение только в два раза. Он аккуратно пролетел через широкую дверь, стараясь не биться ранцем об пол совсем уж сильно, после чего оказался в не менее широком коридоре. Здесь оказалось на удивление спокойно. Никаких следов разрушений, смертей и даже почти без разбросанных вещей. Чистая, почти стерильное помещение во мраке, освещаемое лишь фонарем космонавта.
  32. Здесь он позволил себе немного отдохнуть, расслабленно повиснув между стенами. Почувствовав жажду, которую он раньше не замечал, Серый мелкими глотками выпил четверть всего запаса воды, потягивая ее из мелкой трубочки в шлеме. Почесал нос, кое-как дотянувшись им до пластика шлема. Ощутив новую готовность, он вспомнил карту. Это был, фактически, центральный проход, соединявший большинство отсеков корабля и проходивший его насквозь. Были еще и несколько лестниц, но они интересовали только на последнем участке пути, когда ему потребуется подняться к самому верху.
  33. Фонарик бил слишком рассеянным светом, чтобы суметь осветить всю длину коридора. Под его конец, где должен быть лифт, ведущий в командный отсек, пол и потолок резко загибались навстречу друг-другу, в итоге сплавившись в единое целое и перекрыв дорогу. Серый только вздохнул и повернул по указателю к ближайшей лестнице, заодно подумав о том, что стоило осмотреть другую сторону и верх корабля. Спешка вышла ему боком, но хотя-бы была оправдана тем, что системы обороны еще живы, и их нужно отключить как можно скорее, просто на всякий случай.
  34. И шахта лестницы, конечно, оказалась закрыта еще одной дверью. Боевые повреждения не прошли мимо нее, обнажив механизм и заклинив его куском металла, попавшим в подвижный элемент. Притом, как отметил Серый и не обратил на это особого внимания, ее явно пытались открыть. Обломок слегка покорежило давлением, но внутренности даже не выбрали свободного хода, из-за чего дверь так и осталась закрыта.
  35. Он без проблем вытащил обломок, расшатав его всего за пару минут, после чего без задней мысли приложил карту медика. Дверь рванула вбок так, будто она прекрасно смазана и вовсе не провела как минимум сотню лет в космосе. Серый отшатнулся от хлынувшего в него потока воздуха, случайно отключив магниты, и быстро полетел назад, в итоге врезавшись рюкзаком в стену. Сконцентрировав взгляд после удара, он едва успел заметить несущийся скафандр. Резкий удар вышиб из космонавта дух.
  36. — Командир, все нормально? — будто издалека донесся голос Макса. Он повторялся и повторялся с раздражающей регулярностью, которая и вернула Серого обратно в сознание. — Серый, ты меня слышишь? Ты уже полтора часа молчишь!
  37. — Да, — наконец-то прохрипел он, собравшись с силами. — Кое-где оставался воздух. Декомпрессия. Приложило.
  38. — Хорошо, — с облегчением, изрядно подпорченным шумом помех, выдохнул пилот. — Ты в порядке? Железо работает?
  39. — Вот сейчас и проверю. Голова кружится, несильно, — ответил Серый.
  40. Первым делом он проверил остаток кислорода. Того оставалось около трети всего запаса. Неприятно, но вполне достаточно, чтобы доделать все здесь и вернуться на корабль. С опаской выдав пробный импульс из рюкзака, он медленно поплыл вперед, сделал еще несколько движений джойстиком и успокоился, когда все команды отработали нормально. Может, ему и суждено попросить напарника о помощи, но не сейчас.
  41. Неподалеку висел очередной труп, который и ударил его всей своей массой оливкового, тяжелого скафандра. Серый подлетел к нему, обогнув еще пару тел в обычной гражданской одежде и взглянул на ясно видневшуюся нашивку. Или, скорее, рисунок. На металлокерамическую пластину нанесли имя, звание, группу крови и еще несколько мелочей, которые могли бы пригодиться военному, но совершенно ничего не говорили космонавту.
  42. — Сержант Влад Петров. Тезка однокурсника, забавно, — усмехнулся он. — Ну здесь, похоже, застряли уцелевшие. Вперемешку экипаж, люди в военной и гражданской форме. Скафандров почти нет, мумифицировались на отлично. Интересно, проход наверху открыт?
  43. — Представляю себе запашок, — уныло протянул Макс. — Такая себе смерть, бедолаги. Сидеть и ждать, пока вы сами сожжете весь кислород, брр.
  44. — А может им и деваться больше было некуда. Думаю, с нескольких выстрелов вояки дверь бы вышибли, но к тому моменту системы уже толком не работали, а из этого коридора воздух вышел после попадания, — ответил Серый, пролетая мимо зависших тел. — А так да. Кто-то, похоже, вышиб себе мозги, но другие еще на что-то надеялись.
  45. Он посмотрел на выполненную маркером огромную надпись: «Ангар 1 занят объектом XXVI-BIL-13. Глубокая консервация, боевые повреждения». Наверняка это что-то значило, но космонавт не имел ни малейшего понятия, о чем вообще идет речь. Первый ангар? Судя по карте, такого помещения на корабле не было. А погибшие явно хотели, чтобы их сообщение увидели, да еще и выстроили целую цепочку из стрелок, ведущих наверх.
  46. Он полетел наверх, следя за черными указателями. Они резко поворачивали на предпоследнем уровне, ведя вглубь помещений корабля. Немного поколебавшись, заинтересованный Серый решил следовать им до конца. Если экипаж или пассажиры хотели, чтобы высадившиеся на остов что-то нашли, то он последует их предсмертной просьбе.
  47. Дорога привела его к закрытой двери, на которую указывали сразу несколько жирных стрелок с восклицательными знаками, а напротив, привязанный металлической цепью к ручке другой двери, висел труп в оливковой военной форме, все еще сжимающий в руке маркер.
  48. Усмехнувшись, но одновременно удивившись предусмотрительности мертвеца, Серый быстро охлопал его карманы, найдя в итоге вырванный лист бумаги всего с одной записью, выполненной быстрым, неровным почерком.
  49. «Операция Рагнарек, план Резерв. Закончили развоз наглухо устаревших Боло по колониям, в том числе и бывшим. На последней планете спрятали самый старый, модели XXVI. Понятия не имею, где достали этот раздолбанный антиквариат, но сейчас это не важно. Во время полета случилась аномалия перехода, мы вывалились где-то совсем не там, у подходящей для жизни и не населенной планеты, но все равно построили ангар и спрятали технику. На отходе нас перехватил Враг, но не уничтожил корабль целиком, а вскоре исчез в незапланированном переходе, по той же аномалии. Повреждения тяжелые, так что капитан принял решение отогнать транспорт к астероиду и заняться ремонтом с помощью его ресурсов, но по прибытию отказал реактор, убив большинство инженерного состава.
  50. Мы уже мертвы, хотя и барахтаемся. Если ты это читаешь, значит добрался до моего тела, так что я доверю тебе технологии Боло. Открой дверь, код вытатуирован у меня на шее, возьми один из КПК и поднимись в рубку. Надеюсь, что системы и, в особенности, психотроника выдержат течение времени. Подсоедини КПК к сети, введи тот же код доступа и сохрани все данные. Там полный пакет ремонтной документации, инструкции по активации и общению с ИИ, а также схемы отдельных модулей. Все-таки это слишком старая машина, так что всех производственных схем найти не вышло. Удачи тебе, незнакомец».
  51. У Серого появилось куда больше вопросов, чем имелось ответов. Больше всего взгляд цеплялся за психотронику, которая, судя по тексту, как-то относилась к системам управления. Но кое-что он понял. Записка была написана так, будто он должен был знать, что такое Боло, кто такой Враг с большой буквы и почему это все так важно.
  52. — Находки тут любопытные, — протянул он. — Макс, ты помнишь, когда нашу планету колонизировали?
  53. — Лет с тысячу назад, может чуть меньше, — недоуменно ответил пилот. — А к чему этот вопрос?
  54. — Если верить кое-каким найденным документам, то когда-то еще до колонизации этот корабль построил на ней ангар и спрятал неизвестную, но важную боевую технику, после чего погиб от нападения Врага. С большой буквы Врага.
  55. — Да брось! Даже самые защищенные системы не продержатся столько времени в рабочем состоянии! Сотня, про которую говорил Джек, звучит намного правдоподобнее, да и то, сам результат видишь.
  56. — И все же… — задумчиво произнес Серый. — Ладно, я попробую последовать инструкциям с этой записки и скопировать информацию об этом самом Боло. Потом вместе напишем сообщение начальству, пусть сами решают. Тут еще речь о каких-то аномалиях при прыжке есть, так что потом взглянем на межзвездник. Чую я, что здесь совсем не те дуры стоят.
  57. — Ладно, — вздохнул Макс. — Ты скоро? Как с запасами?
  58. — Хватит еще на час. Думаю, успею пролезть в командный, осмотреться и вернусь к тебе.
  59. — Ладно, командир. Береги себя.
  60. На сморщенной коже мужчины татуировка оказалась практически в одно вытянутое пятно. Серый, мысленно извинившись, вытянул подсохшую кожу и успел рассмотреть числа до того, как она начала рассыпаться.
  61. Код подошел. Замок наверняка пискнул, но без воздуха, пусть даже с выгоревшим в легких кислородом, он этого не слышал. Космонавт отступил в сторону и, приготовившись, открыл дверь. Она с рывками ушла наверх, но без ожидаемого гула рвущегося в пустоту воздуха. Видимо, неизвестный предварительно откачал воздух, а значит, имел доступ к управлению атмосферой.
  62.  
RAW Paste Data