Guest User

Untitled

a guest
Apr 28th, 2021
11
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Очнулся я от резкой, бьющей в нос вони. Или от боли в давно затекших, скованных кандалами и поднятых над головой рук. Или неестественного холодка под лопаткой. Сложно сказать. Навалилось все и сразу, будто по щелчку выключателя.
  2. *Внимание! Из-за долгого простоя, Система была деактивирована с сохранением пользовательских данных!
  3. Проводятся повторная активация и восстановление. Пожалуйста, подождите…*
  4. Встретивший меня текст исчез через несколько секунд, а я и глаза-то еще раскрыть не успел! Ладно хоть прочитал, осознав чуть позднее. Не лучшие новости для такой-то ситуации! Ни карты, ни даже времени не посмотреть, только странная и непривычная пустота в поле зрения. Пить хотелось, а еще больше – жрать. Мяса, да побольше.
  5. Веки поддались на удивление легко. Будто и не валялся в отключке сколько-то там времени. Окружение разнообразием не радовало, я чуть-ли не полностью занимал каменную каморку с глухой дверью. Шаг в сторону и уперся бы в стену. Только шагать я не мог. Сидел на каком-то сене, мягком и колючем, а вытянутые ноги слушаться не планировали. Отозвались помехами, как на экране телевизора, и на этом все.
  6. Голова, пусть и с трудом, но крутилась. Осмотрелся, но ничего особо примечательного не нашел. Дыра в потолке для вентиляции, тусклый шарик местной лампы и мощные, для быка бы сгодились, кандалы с моими руками. Металл покрылся бурыми пятнами вполне ожидаемого происхождения. Вон, чуть выглядывал на запястье ободок из кровавой корки.
  7. В себя приходил недолго, а вскоре даже смог встать. Размял немного конечности, оторвал присохшие кандалы да сел обратно. Ходить негде и руки болят. Сидел, как подобает, голый, в одних лишь армейских трусах, но даже так не сразу заметил бревна в глазу. Грудь и живот усыпало мелкой сеткой порезов.
  8. — Да твою ж! — хрипло простонал я, осознав всю глубину ошибки. — Не-е, просто так не дамся!
  9. Под самый конец прорвался истерический смешок, а перед глазами всплыла Шери. Мертвая, истерзанная, и в то же время живая. План меняется! Черт с ним, главное – спасти шкуру от пыток! Особенно таких! Попытался бы трепыхаться, будь на месте Система, но сейчас оставалось только ждать удобного момента. Уж с третьего-то раза должно получиться?
  10. Оглядел тело поподробнее и выдохнул. Вроде ничего. Только порезы – много, глубокие, чуть посиневшие и уже засохшие. Не помню, как появились, значит был в отключке. А что творилось с печатью проверить не мог, чувствовался там непонятный холод и все тут. Руки нужны, только тюремщик свое дело знал, туго, но не до упора затянув металлические браслеты.
  11. Пришлось ждать. То сидеть, бездумно глядя в стену. То вставать и пытаться расслышать что-нибудь за дверью. Звуки та пропускала плохо, а что доносилось – превращалось в неразборчивый шум. В горле порой вспыхивала кислая бомба, намекая на попить, и живот не отставал, урча и булькая от голода.
  12. В итоге попросту уснул, обустроившись на сене поудобнее. От того воняло, да и от меня тоже, но привык. Метался где-то в полудреме, иногда проваливаясь глубже, и время шло чуть побыстрее обычного.
  13. Вырвал меня из этого состояния громкий скрип двери. Дернулся. Расслабился. Не отсвечиваем и ждем.
  14. — Еще жив, лэр! — залихватски крикнул незнакомый голос. — Пошевелился да замер!
  15. Заметил. Плохо дело.
  16. Вместо ответа послышался стук каблуков по каменному полу. Размеренный, неторопливый. Спустя несколько секунд в камеру ворвался крепкий цветочный запах, перебивший мою вонь. Неизвестный встал совсем близко и, коснувшись холодными, будто бы пульсирующими пальцами, раздвинул мне веки на правом глазу. Выдал себя. Не мог не выдать.
  17. — Жив и в сознании, — довольно ухмыльнулась Шери. — Очень вовремя, дорогой Генерал. Вы нужны нам. Вы нужны мне.
  18. Бросил притворяться и открыл глаза. А она изменилась. Где тот до ужаса пугающий взгляд янтарных глаз? Нет его. Радужка помутнела, приблизилась к бордовому, а то, как она меня рассматривала, вызывало только неловкость да брезгливость.
  19. Перемены не ограничились глазами. Все ее поведение будто бы скакнуло в прошлое, к первому разу, когда я ее увидел, и отправилось дальше. Разглядывает меня будто что-то любопытное, на ушах появились небольшие серьги, да и косметика сменила тон на что-то агрессивное.
  20. — Удивлены? Полагаю, вы запомнили меня несколько другой. Почти доведенной до безумия, поддавшейся собственному дару и решившейся на самый глупый и самый смелый поступок в моей жизни, — с наслаждением произнесла она и отстранилась. — Но я вам благодарна. Этот подарок многое изменил.
  21. Магичка достала трофей будто бы из воздуха. Чистый, до блеска надраенный и с остро заточенным лезвием. Она полюбовалась им какое-то мгновенье, а затем резко присела и подалась ближе. Вжикнул клинок. Боль запоздала на секунды. Как порезаться о бумагу! Пальцу неприятно, а здесь вдоль живота!
  22. Еще и старые порезы зацепило. Я тупо уставился на набухшую кровью полоску, пытаясь ослабить боль какими-то беспорядочными движениями. Руки-то заняты. Немного поглядев и послушав мое шипение, Шери провела пальцем по ране. Кровь исчезла. Быстро появилась вновь, но процесс повторился. А палец остался чист и немного бледен, будто впитав жидкость в себя.
  23. — Прекрасно, как и всегда, — расплылась в довольной улыбке девушка. — У вас превосходная кровь, Генерал, чего не скажешь о склонности бежать от проблем.
  24. — Так прикончи и дело с концом, — я едва шевелил языком, давно высохшим и недвижимым.
  25. Она только покачала головой и, поднявшись, несколько отступила. Теперь хоть посмотреть мог, и нашлось на что. Платье медсестры времен Первой Мировой? Исчезло. Уступило место плотному кожаному костюму, тугому и скрывающему все тело. Даже руки в перчатках. Рыжие волосы сплетены в пучок, на поясе болтаются фляга и простенький кинжал, а на шее квадратный кулон.
  26. Позади стоял и отчаянно пытался не подслушивать стражник. Он даже уши прикрыл. Кольчуга, шлем, короткий меч – будто не к прикованному узнику пришел, а банду какую вычищать собрался. За ним виднелась каменная стена, грубая, серая и без швов.
  27. — Отведите его ко мне, в лазарет, и привяжите к столу, — сказала магичка, щелкнув пальцами перед лицом стражника. — Не давайте покончить с собой. Выполнять.
  28. — Да, лэр! — вытянулся тот по струнке. — Доложить коменданту о том, что ваш заключенный пришел в себя?
  29. — Нет, — резко дернула она головой. — Я сама.
  30. Бросив многообещающий взгляд, Шери быстро скрылась в коридоре. А я сидел и не понимал, что происходит. Похоже, неслабо я тут провалялся, но об этом намекало еще системное сообщение. Поскорее бы восстановилась! Тут, конечно, весело, приключения всякие и тому подобное, но предпочту освободиться и закончить начатое. Особенно, когда меня собираются привязать ко столу.
  31. Под конвоем меня вели пятеро. Предусмотрительно. Отковали, подхватили под белы рученьки и потащили куда приказано, обступив со всех сторон. Молчали, держали крепко и смотрели внимательно. Дернулся, но шансов не было изначально – даже не заметили.
  32. Замок изменился, или вовсе не тот – не понять. Слишком мало прожил. Темница в подвале, стены такие же, из грубых каменных блоков, и цвета одежды вроде совпадают. А что до лиц – не узнал. Спокойные, сосредоточенные, немного грязные.
  33. По пути встретились и местные жители. Разглядеть только не получилось, слишком уж плотно обступили. А в бойницу заглянуть ухитрился. Точно не в замке Дурвала. Не припомню раскинувшегося вокруг города.
  34. Привели меня в крохотную комнатушку, из всех достоинств которой – только деревянный, покрытый лаком стол со сливом для крови. Под ним уже стояло ведро. Вдоль стен тянулись полочки с разнообразными медицинскими приблудами, от баночек с какой-то фиолетовой жижей до бинтов, щипцов и острых ножей. Малоприятное окружение. Еще и вспомнилась Шери на стуле… так, оставить!
  35. Блевать было нечем. Просто скрючило, не более того. А стражники уверенно закинули меня на стол и связали по рукам и ногам, закрепив веревки на ножках. Кто-то предусмотрел там специальные крючки. Придирчиво оглядев результат, они ушли, едва-ли сказав за все время с пару десятков слов. Да и то односложных.
  36. Полежал, подергался, расслабился. Знают свое дело. Пытаясь, сорвал корку на запястьях и узнал, что на ощупь грубые растительные веревки довольно неприятны. Они топорщились небольшими нитями и тыкались в ранки, потихоньку окрашиваясь красным. До вен, жаль, не дотянулись.
  37. Стол оказался твердым как камень. Ход времени и так непонятен, а это растягивало его еще сильнее. С десяток минут показались бы часом. Считал удары сердца, но остановился на четырех сотнях, слишком уж быстро оно колотилось. Ждал.
  38. Она вошла тихо, словно на цыпочках. Не шаркая. Обдала приятным запахом свежих цветов, будто только с полей. Хлопнув засовом, магичка подошла совсем близко и слегка наклонилась, с легкой улыбкой разглядывая меня с головы до пяток. И плевать ей было на мою вонь. В ее руках вновь появился мой подарок. Пошел в дело, разумеется.
  39. — Простите, Генерал. Это слишком приятно, — негромко, не скрывая удовольствия сказала она, всосав пальцем кровь с очередного пореза. — Он ошибался. Вы Герой. Тем лучше для вас, тем лучше для меня.
  40. Шери провела холодным, жадно пульсирующим пальцем по моей груди, будто изучая ее. Касания неторопливо спустились на живот, затем прошли весь путь обратно, поднялись к горлу и, под конец, остановились на лбу. А я лежал. Застыл от страха, хладнокровно ждал и трусливо сдался.
  41. — Даже не спросите, чем именно, Генерал? — с легким удивлением спросила магичка. — Вам настолько неинтересно? Или вы надеетесь покончить с собой?
  42. Я промолчал. Она сделала новый, глубокий порез, отчего я дернулся и зашипел. Улыбнувшись, она свободной рукой приподняла мне голову. Над раной нависал палец, а вокруг него медленно вращалось колечко из крови. Пульсирующей, словно бы кипящей.
  43. Лицо Шери блеснуло хищной ухмылкой, ледяная ладонь резко уцепилась за волосы. Не успел ничего понять, как моя собственная жидкость сорвалась с места и, подлетев к уху, резко проникла внутрь. Тепло. На долю секунды появилось и тут же пропало неприятное ощущение, будто кто-то глубоко загнал ватную палочку. Заметно расслабившись, магичка аккуратно опустила мою голову, а затем нежно погладила лоб.
  44. «Но я тебе не позволю» — раздался чей-то смешок в голове.
  45. Как-то сразу все стало ясно. Промелькнули сотни строчек текста, в которых встречались подобные вещи. Фантастика, фентези – где только не попадалось.
  46. «Все верно, Генерал. Я здесь. Слежу за тобой и не позволю сделать какую-нибудь глупость» — всплыла довольная, с гордыми нотками мысль.
  47. — Не бойся, с памятью это не работает. Ты бы почувствовал, — Шери победоносно улыбнулась и надела перчатку. — Прости за такую встречу, но комендант крепости уперся и не захотел дать мне еще одну комнату.
  48. С узлами она повозилась, но все-таки сумела распутать. Резко вскочив, я потянулся к ее кинжалу и сумел выхватить его! Оставалось совсем немного, совсем чуть-чуть… но нет. Только приложил его острием к груди, как рука разжалась сама собой. Хотел поймать второй, но та замерла, не успев толком сдвинуться.
  49. — Ох, это так легко заметить, что я на мгновение растерялась! — весело сказала девушка и подобрала клинок. — Прошу, не занимайся этой ерундой. Ты не покончишь с собой, как бы ни хотел. Не дотронешься до меня, если я сама того не захочу. Твои мысли яснее самого безоблачного неба!
  50. — И что ты хочешь? — пробормотал я, злой на себя. — Добыть с пару десятков ходячих бурдюков с кровью?
  51. Она рассмеялась. Громко, искренне. Очень звонко. Хотелось слушать и слушать, не отрываясь. Дошло до того, что она уперлась в стену и оперлась на колени, невольно склонившись от смеха. Но, стоило подумать, что как-то больно затянулось ее веселье, как она прекратила и с широкой улыбкой подошла ближе.
  52. — Ходячих бурдюков с кровью? — хихикнула Шери, блуждая взглядом по моему лицу. — Нет, совсем нет. Я здесь, своего рода, лекарь, уж крови-то достаточно. Хуже нормального мага-целителя, но двадцать пять единиц Медицины и Хирургии кое-как помогают. Навострилась, пока резала саму себя под его присмотром.
  53. Она легко махнула рукой на свое прошлое. Будто то не было таким ужасным, каким я успел его увидеть. Сколько я валялся?
  54. — Полгода с тех пор, как он застукал нас, — ответила она. Сам не заметил, как вслух спросил. — Наложились рваная рабская печать и твой подарок. А я выучилась и бежала, прихватив тебя, пока он был занят более важными делами. Половину Дурвала сжег и перерезал.
  55. Чудесно. Замечательно. Для меня-то прошло четыре или пять дней, и ты мне не нравишься. Можно потерпеть, можно привыкнуть, сработаться и переменить мнение – но, надеюсь, не успею.
  56. — Ну зачем так грубо? Успеешь, все успеешь, — Шери укоризненно покачала головой. — Отправишься на него с другими Героями, повоюете. Значит, и я буду следить издали.
  57. — С какого это… — не успел возмутиться я, как сердце будто сжали ледяным кулаком.
  58. — С такого, Генерал. Я главная, ты подчиняешься. Кроме того, прошло полгода. Ты уже не хочешь домой, ты хочешь остаться здесь и пользоваться дарами Системы, — уверенно ответила она
  59. Прислушался к чувствам. Ну, может и есть что-то такое. Пропали слишком уж кровожадные, взросшие в пылу мыслишки, да и примирился как-то. Вот ж уродская дрянь! Система другая, а в голову все одно залезло! Ну, ничего. Рано или поздно аварийный выход найдется.
  60. — Тебе-то какой в этом смысл? — пробурчал я логичный вопрос. — Могла оставить у него и забыть о существовании. Как помню, это был временный «союз».
  61. — Какой смысл в ручном Герое, в первый день отбившем нападение трех сотен на замок? — Шери недоуменно вскинула бровь. — Не оставлять же тебя было. И убивать не с руки, самой пригодится.
  62. — Логично, — вздохнул я и осторожно встал на пол. Вроде держусь, только холодно. — Благодарю за спасение, но лучше бы прикончила. Приказывайте, госпожа.
  63. — Лэр, а не госпожа. Не путайся в иерархии, — поправила она. — Сейчас принесу какие-нибудь тряпки, чтобы не околел со своей уязвимостью к морозу, и отведу к остальным Героям. Их тут трое, живут в таверне при крепости, как-нибудь разберешься. Деньги, деньги… придется дать. В общем, отдыхай, я подойду сама.
  64. — У меня особые условия для работы… Дара, да. Нужно разрешение от владельца или командира этого места, — а вот об отвалившейся Системе я решил умолчать. На всякий случай. — Иначе не смогу никого вызвать.
  65. Она молча кивнула и вышла из комнаты, оставив меня наедине с множеством острых и длинных предметов. Какая ошибка! Стоило захлопнуться двери, как я рванул к полкам. Что это, нож? Пойдет! Сейчас приставлю к…
  66. «Не шали, Генерал. Я остановлю тебя даже во сне» — раздался вздох в голове. Одновременно со звяком металла о камень.
  67. Не получилось. До горечи обидно. Такой-то шанс уйти из мира, да и тот бездарно потерян. Оставаться все еще не хотелось, но придется еще какое-то время побыть под командованием. Или это отговорка? Да черт его знает. Можно побыть еще. Главное – не терять людей десятками по собственной глупости.
  68. Я отступил от полок и пошел кругами вокруг стола, разминая мышцы. На рывок хватило, а теперь еле двигался. Шери вернулась на двадцатый оборот, сбросив на пол светлый холщовый мешок и молча выйдя в коридор. Намек ясен.
  69. Далеко не форма, но пойдет. Длинная рубаха, свободные штаны с ремнем и тапки-вьетнамки. Прямо монах какой-то, еще и весь в светлом. Ну что, встречайте, господа Герои. Я один из вас.
  70.  
RAW Paste Data