Guest User

Untitled

a guest
Apr 25th, 2021
18
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Усталые взгляды полнились гордостью и молчаливым удовлетворением. Бойцы могли себе это позволить. Они выложились по полной и победили – вопреки моим приказам. А теперь пережитое изменило их, придало уверенности в собственных силах. Больше они не обычные солдаты со стандартным учебным курсом за спиной.
  2. Легкая небрежность в грязной форме, широкие улыбки и потертое оружие в расслабленных руках – мои люди пообвыклись, побывали в настоящем бою и вынесли собственные выводы. Перемена не разительная, но заметная. По движениям, по глазам и послебоевому веселью. Эти парни видели некоторое дерьмо и успешно его прибрали.
  3. Механически им просто отсыпали опыта. Так, на десяточку, да еще три от медали. Выдавать, что именно скрывается за этими числами, Система упорно не хотела. Просто игнорировала курсор. Но, судя по меню закупки, сейчас мои ребята поопытнее обычных, хорошо подготовленных десантников. Щедро. Весьма щедро, если так подумать.
  4. Я махнул рукой и мы неторопливо окружили то, что осталось от мага крови. Попутно заграбастали деда. Тот, к его собственному счастью, не дергался, но и мы глумиться не собирались. Просто глядели на небольшой скелет, с остатками мышц, молчали да клацали оружие, ставя то на предохранители. Стоя в кругу солдат чувствовал себя как-то неловко.
  5. — Отличная работа, парни, — устало сказал я, не слыша сам себя. — Не подвели.
  6. — Всегда пожалуйста, сэр! Обращайтесь! — громко, как и полагалось оглушенному, ответил капрал справа. Он достал фляжку и с удовольствием выпил воды.
  7. Звон в ушах стоял такой, что я едва расслышал его. Но кровь не текла, так что все нормально. Знал, что война громкая, но стрельба и гранаты в замкнутом помещении превзошли все мои ожидания.
  8. — Все свободны, до… — я пригляделся к часам Системы. Удивительно. — До двадцати ноль-ноль. В двадцать тридцать уезжаем.
  9. Мы гурьбой побрели к выходу. Где-то внутри боролись два чувства, но ни одному не удавалось взять верх. Так и толкали друг друга, бросая меня то в радость, то в уныние. Не верил в победу и все-таки справился. Натурально закидав местных телами. Получилось натужное равновесие, готовое рассыпаться от любого толчка. Ну ничего, когда вернемся в замок – накроет. Осталось разобраться с пленными.
  10. А те ждали нас. Особенно седой, выглядывая кого-то. Олли. Еще одного погибшего на ровном месте. Не совсем по моей вине, но объясняться не хотелось и я не торопился. Медленно шагал по хрустящей траве да чувствовал приятное тепло летнего вечера. До заката еще обманчиво далеко, в небе проносятся птички, а на земле сменяют друг друга часовые.
  11. Вата в ушах постепенно уходила, заполняя глухую тишину окружающими звуками. И первым же делом я услышал, как грозно, с испугом трясет дверь тот самый пленник, выспрашивая у охранника Олли. Бесполезно, тот ни слова не понимал. А я не решался подойти, ходил кругами в отдалении и думал, как же поступить. Наказание от аристократа обещало быть чертовски болезненным, но отправить всех караванщиков в «лабораторию» значило, что я обреку их на долгую и мучительную смерть. По словам Шери.
  12. Решение напрашивалось само собой и, прикинув все за и против, я выбрал именно его. Грозило свалиться с обоих стульев, но вполне мог удержаться. Так что я вздохнул, готовясь к разговору, и пошел к бараку. Седой перевел внимание на меня и натурально покраснел от злости, да и слюной плевался не хуже верблюда.
  13. — Где он!? — проскрипел мужчина. — Куда ты его дел!?
  14. — Боюсь, ты не хочешь его увидеть, — с какой-то идиотской ухмылкой ответил я. Даже лыба растянулась сама собою. — Видишь того деда? Вот он его и убил. Только голову нашли, и та больше на сдутый мяч похожа.
  15. И договорить не успел, как он резко обмяк и уперся лбом в холодный металл решетки. А затем взвыл и забился головой, ни капельки не сдерживаясь. Удар, удар – по лицу расплылась красная полоса, а он все продолжал биться. Черепушка звучала звонко, сам мужчина монотонно выл на одной и той же ноте, а за происходящим следили по обе стороны двери.
  16. Его скрутили свои же. Не скрываясь подошли сзади и, ухватив за руки, оттащили вглубь барака. Без спасительной долбежки тот моментально пришел в себя и, прекратив выть, разразился бурным водопадом ругательств. Я даже не все понял, большинство звучали как связный, но непонятный набор звуков. Будто Система переводить отказалась. А еще он уперся в меня взглядом и не отрывал его, сочась концентрированной ненавистью. Та служанка нервно курила в сторонке – она была невинным ангелочком рядом с каким-нибудь демоном.
  17. — С кем я могу поговорить за всех вас? — бросил я в сумрак здания.
  18. Ответом стало глухое молчание. Хотел было переспросить, но тут вынырнул из-за угла и вразвалочку подошел к двери дварф. Судя по росту в метр с кепкой и полноценному, взрослому внешнему виду. Да и вьющаяся, аккуратная рыжая борода и массивность ужатого до табуретки шкафа как бы намекали, что общего с людьми у него не очень много. И Система выдала его с потрохами.
  19. Не понравился он мне сразу. Может из-за какого-то презрения на будто выточенным из камня лице. А может из-за аляповатой одежды, неуловимо напоминавшей определенные видео с просторов сети. Вроде ничего криминального, но как-то не сочетались в голове желтая рубаха с красной вышивкой, штаны из светло-оранжевой кожи и расхлябанные ботинки-грязедавы. Тот дварф в замке тоже не понравился, но он хоть соответствовал ожиданиям.
  20. — Коли за всех, то со мной давай, — скрипуче пробасил он. — А выпустишь, то и с каждым смогешь.
  21. — О том и речь. Выпущу, но пару дел обговорим, — согласился я, почесывая раненую лодонь. — Во-первых, нас здесь нет и не было. Они сами себя перебили, что-то не поделив, а вы воспользовались моментом и бежали. Все ясно?
  22. — Пошумели-то вы неслабо. На весь лес грохот стоял, если не больше, — он задумчиво почесал бороду. — Ну, я растолкую всем, но с нами ж бабы с детками есть. Проболтаются и не заметят. Тут полновесный маг нужон, чтобы Системный договор на всех повесить.
  23. — А ты постарайся. Крепко постарайся. Во-вторых, несколько из вас, кто влезет, поедут со мной. Гостить у… господина, — споткнулся я на последнем слове. — Выберу сам и сегодня же увезу. Недалеко от Дурвала, за рекой.
  24. — Куда влезут? На те повозки самоходные? Добрая штука, у нас такими вагонетки порой делают, — ответил, думая о чем-то другом, дварф. — Это не в замок ли? Слыхал я, что тот благородный ум и разум растерял, оттого там и сидит. Ходят слушки по тавернам, знаешь ли.
  25. — Сейчас всем управляет господин наследник. Устроенное отцом ему не нравится, — честно сказал я.
  26. — Звучит плохо, но коли такова цена свободы, то я согласен. Меня только не увези, — на удивление легко бросил он.
  27. Сразу не стал, дождался намеченного времени. Обещал ведь людям отдых. Они ели, валялись на траве, потихоньку собирали трофеи с убитых. В общем, занимались своими делами, мешать которым я не собирался. Вместо этого побрел обратно в храм, посмотреть на мага крови еще раз. Взгляд за что-то зацепился. Теперь зудело найти, за что именно.
  28. Копаться в остатках побрезговал. Ходил вокруг да рассматривал их, пока не заметил слабый, приглушенный кровью блеск. Между ребер, в ребре, торчал небольшой металлический стержень. На осколок не похож, так что я достал платок, резко выдохнул и дернул за находку. Будто струна лопнула. Я застыл, но ничего не случилось. Подождав с десяток секунд все-таки осмотрел добычу.
  29. Стержень походил на пробирку, даже держал я его за полукруглое дно. Только из серебра их, вроде как, не делают – стенки нужны прозрачные. На другом конце плавно, как родной, вытекал короткий клинок. Острым, на вид, был только самый его кончик. Находка целиком помещалась на ладонь. Неудивительно. Если она должна торчать так же, как у мертвого паренька, то большой длины с толщиной ей не надо.
  30. Аккуратно обмотав стержень платком, я бросил его в нагрудный карман куртки, острием вверх. Случайно не напорюсь. Отдать хотел Шери, или, на худой конец, аристократу. Это ведь явно какой-нибудь артефакт или просто магический предмет. Но моя Система его не видела, курсор щелкал будто бы сквозь, так что проверить не мог. Ну и черт с ним, мои игрушки покруче будут.
  31. Сходил поискать огнеметчика, но так и не нашел. Впрочем, он смог скрытно подобраться к солдатам и угробить мне семерых, так что это неудивительно. Трава высокая, густая, еще и костюм наверняка зеленый. Пошатавшись по округе с четверть часа, я вернулся к остальным и проверил раненых. Терпимо. Никто не умер, но ехать надо аккуратно.
  32.  
  33. Встречали освобожденных пленников мы с оружием наготове. Просто безопасности ради. За спиной девять раненых и восемь убитых, и я не хотел, чтобы с ними случилось что-то еще. Отдал ключи солдату, тот сгрузил автомат с гранатами и открыл дверь. Вышли караванщики радостно и недоверчиво, щурясь от заходящего солнца. Впереди шагал дварф, а я… а я выбирал, кто отправится в подземелья аристократа.
  34. Доступный набор оказался, в сущности, скромным и небольшим. Всего дюжина, шестерым из которых не поздоровится. По расовому признаку не сыграть – все, кроме одного, люди. А дварфу обещал свободу. Отпадали и дети, два мелких паренька и младенец. Осталось отбросить двоих счастливчиков, и теми, очевидно, стали родители. Зачем разлучать семью?
  35. Не знаю, что там наплел коротышка, но «выбранные» не сопротивлялись. Даже наоборот, восприняли решение с какой-то легкой радостью. Мне же проще. Одновременно и сложнее, для души. Я постарался не рассматривать их, не запоминать хоть в чем-то, но провалился. Запали в голову мелкие особенности, и все тут. А впереди еще часы езды.
  36. Собрались быстро. Убитых решил отвезти «домой» и вернуть с остальными. Жаль избавляться от опытных солдат, но это проще, чем обеспечить им быт. На складе нашлись ткани, в них и завернули. Дорогие, судя по реакции караванщиков, но мне было плевать. Это мои люди. И, пусть от них остались сплошные угли, нормальный уход и похороны они заслужили.
  37. Место в грузовиках оставалось, его забили товарами. А вез разгромленный караван всякое. От специй и до каких-то магических побрякушек, книг и украшений. Взяли последнее, раз уж в Дурвале есть на это спрос. И денег прихватили, куда без этого – пару туго набитых золотом мешочков. Аристократу явно не нужны, а я применение им найду, в случае чего.
  38. Как-то так и поехали. Неторопливо, чтобы не растрясти раненых, с добычей, убитыми и ничего не подозревающими жертвами. Я уступил место в кабине раненому в живот, а сам отправился в кузов. Приятно грело заходящее солнце, обдувал прохладный ветерок да слышались усталые, но довольные разговоры солдат. На удивление уютно.
  39. Настроение портили только местные, запиханные в ведущий грузовик. Две девушки да четверо мужчин, болтавших о том, как все хорошо обернулось. Невольно усмехался перед каждой фразой возница, то и дело поминая добрым словом богиню морей. Подкалывала его высокая девушка, чуть ли не паникуя, когда к ней обращались с вопросом. Ей вторил писец, вечно хрустя шеей и перебивая посреди слова.
  40. А еще мямлил тихим голоском с каким-то высокомерием на лице парень, поглядывая на гранату одного из солдат. Тот заметил и убрал ее от греха подальше, случайно врезав локтем в пятого пленника. Его вообще, казалось, никто не замечал, да и было за что – пованивал. Еще и говорил на каком-то исковерканном диалекте, глотая целые слога. И, конечно, возвышалась над всеми еще одна девушка – полуорк на взгляд и обычный человек по Системе. Язык знала плохо и по большей части молчала, иногда бросая пару пронзительных слов.
  41. Во второй машине катил всеми забытый дед. Связали его по рукам и ногам, сунули кляп да бросили в углу. Самая, наверно, ценная добыча для аристократа. Маг. Остальные же были простыми людьми с простыми занятиями. Даже воровка затесалась, та, что не желала отвечать на вопросы. Ее дело.
  42. — А хорошо едем! — восторженно сказала она, откинувшись на борт грузовика и рассматривая оранжевый горизонт. — Еще бы не воняло так, да потише было! Никогда не думала, что на окраине Империи благородные так богато живут.
  43. — Да эдакой повозкой и ехать сложно, — после нервной усмешки ответил возница. — Мчим что рысью на лошади. Моя-то старушка так во сне только разогнаться могла.
  44. — Скажите, пожалуйста, — запинаясь, чуть сбавив высокомерие, обратился ко мне лакей. — Вы стража графа, господина… ммм… Рэя Мори? Я слышан, он сейчас не в лучшем положении после того… назовем это скандалом.
  45. — Нет. Отдельный отряд. Под крылом его наследника, — я говорил отрывисто, опасаясь сболтнуть что-нибудь лишнее.
  46. — О, вы служите благородному Витто Мори? Мой господин отзывался о нем всего пару раз, после Зимних Танцев, но только в положительном ключе!
  47. Вот и узнал, как зовут аристократа. Витто. Подходящее имя. Непонятно чем, но ассоциация появилась тут же. Отвечать не стал, пожал плечами да отвел взгляд, потирая ладонь. Стоило бы получше узнать об этом мире, возможность-то имеется. Но не тянуло. Плевать я на них хотел. Или не хотел? Мотало из стороны в сторону. То остаться и пройтись огнем и мечом, то пустить пулю в башку да свалить отсюда. Три месяца, Шери? Постараюсь управиться побыстрее и взять оба варианта!
  48. Надо убрать рабскую печать. Мага-универсала под рукой нет – будем резать. Стрельну у санитаров обезболивающее да лягу под нож. Самым сложным будет перетерпеть ее взгляд, долгий, пронзительный и пугающий до дрожи в ногах. Он у всех дев льда такой, или Шери прячет в себе что-то еще?
  49. В конце концов я задремал. Ничего сложного для привыкшей к ПАЗикам и троллейбусам заднице. Хотя чувствовалось, что тело не совсем мое. Я-то был послабее, не такой выносливый, да и если привык к оружию, то только к старому-доброму макету Калашникова. Никак не к M16 и Кольту, будто бы родным для этих рук. А и ладно! Призванный Герой я или где? Генерал, как-никак!
  50. Подъехали к замку мы хорошо за полночь. Качало на ухабистой дороге, бегали вверх и вниз фары, выхватывая каменные стены и, порой, цепляя сарай-гараж. Ничего не нарушало мерного гула моторов и скрежета подвески. Почти как в деревне, когда возвращался с сенокоса. Никогда не любил, но все-таки слабо кольнула ностальгия.
  51. Заметили, конечно, издалека, потому и встречали как подобает. Половину гарнизона, наверное, выгнали. Да и сам аристократ выперся посмотреть, захватив с собой Шери. Но сейчас пристальное внимание местных не смущало. Я устал, мы победили. Пошли они ко всем чертям, пусть сперва сами повоюют!
  52. — Спасибо за службу, парни, — сказал я, собрав бойцов вокруг себя. — И… надеюсь, погибшие попали в Рай. Их смерть на моей совести.
  53. Умолкнув, я вскинул автомат и выдал короткую очередь в небо. К горькому салюту присоединились и остальные, даже водители и пулеметчики. Так и расстреляли остатки патронов, провожая усопших.
  54. — Дерьмо случается, сэр, — бросил мне капрал, вешая оружие на спину. — И не всегда мы можем на него повлиять.
  55. Я кивнул и отправил бойцов в донжон, а грузовики в гараж. Солдаты бережно подняли тела, несколько ящиков и нестройной цепочкой потянулись в замок через пролом в стене. Машины, чуть погудев моторами, умолкли за деревянными стенами сарая. Караванщиков неторопливо, будто бы в гостевую повела стража, а с дедом никто заморачиваться не стал. Грубо подняли на ноги да погнали тычками. Оставалось еще кое-что.
  56. Поднялся на стену и медленно поплелся к Витто. Его лицо не выражало ровным счетом ничего, а Шери, как обычно, смотрела в пол. Я устало приложил руку к виску, резко отдернул ее и наконец-то стянул каску.
  57. — Задание выполнено, господин наследник, — как можно четче, без особого уважения сказал я. — Лагерь бандитов разгромлен, уцелевших нет. С боем взят пленник, маг. Также, по особому распоряжению, доставлено шестеро освобожденных караванщиков – все, кто выжил.
  58. — Я в вас не сомневался, Генерал, — холодно ответил аристократ, чуть блеснув глазами. — Вы можете идти к себе. Ваша личная прислуга уже подготовила все необходимое для отдыха.
  59. Дергано кивнув, я развернулся и пошел внутрь замка. Мои люди готовы. Им пора домой, а у меня еще найдутся дела.
  60. *Следующие подразделения вернулись с поля боя:
  61. Стрелковый взвод (вьетнамский) x1: 410
  62. Отделение средних пулеметов x1: 75
  63. Отделение средних грузовиков x1: 150
  64. Общая стоимость: 635
  65. Общая численность: 46 единиц личного состава
  66. Вычтено за боеприпасы и прочее снаряжение: 25
  67. Текущая численность: 38 единиц личного состава (9 ранено)
  68. Вычтено за раненых и убитых: 85
  69. Получено очков подкреплений: 525. Всего очков подкреплений: 885 *
  70.  
RAW Paste Data