Guest User

Untitled

a guest
Apr 26th, 2021
11
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Шери любезно выждала. Более того, чуть не опоздала. Я и поесть успел, и наскоро вымыться, да и вообще собирался уже запереть дверь. Магичка постучала ровно в тот момент, как я взялся за засов. Пришлось впустить.
  2. И немедленно об этом пожалеть, окунувшись в ее янтарные, широко распахнутые и мертвенно холодные глаза. Сердце не пропустило удар – решило, что я попал в самую гущу боя. А следом подключился весь организм, выбив из головы сонную пелену. Будто вместо девушки в платье старинной медсестры передо мной стоял один из тех наемников, опьяненных жаждой выжить.
  3. — Да б! — с резким выдохом отступил я. — Не смотри на меня!
  4. Она моргнула и, послушно опустив взгляд, прошла в комнату. Дрожащей рукой заперев дверь, я кое-как подошел к столу и залпом допил воду. А девушка пристроилась на краю кровати. Сложила руки на коленях, как воспитанная дама, и исподлобья поглядывала на меня. Уж что-что, но легкую улыбку заметил.
  5. — Выкладывай, раз я жив, — изо рта вырвалась нервная усмешка. — Начнешь с ругательств, или сразу перейдем к чему-нибудь толковому?
  6. — Ты привел куда меньше, чем он хотел, — спокойно ответила магичка, не поднимая головы. — Господин наследник решил как следует отоспаться, и я смогла поговорить с пленниками. Они хорошие люди, не заслужившие такой судьбы.
  7. — И? — с подозрением спросил я. Прервав несколько секунд неловкого молчания.
  8. — Я отравила их. Всех. Они будут умирать долго, но это лучше, чем в лаборатории, — с поразительной легкостью бросила Шери. — Господин наследник не узнает. Он далеко не так умен, каким пытается казаться.
  9. Я невольно отстранился и ухватил шершавую, приятную на ощупь рукоять Кольта. А в воздухе плыл слабый запах цветущих яблонь. От магички шел, медленно перебивая все остальное, щекоча нос холодком.
  10. — Это духи, господин Генерал, — негромко усмехнулась она. — У меня нет навыка Алхимии, я просто скормила им крысиного яду.
  11. Как-то даже не удивился. Дева льда, ей по классу положено относиться ко всему с небрежным холодком. Играла ли утром? Не факт, но вполне могла. Слишком уж бурная у нее была реакция.
  12. Дальше продолжать не стал, опасаясь впасть в паранойю. Эдак можно всякого бреда накрутить, да такого, что потом не распутаю. Пожал плечами и хотел было сесть на стул, но заметил, что тогда ее глаза будут смотреть ровнехонько на меня. Поэтому обошел кровать и осторожно растянулся в постели, не снимая провонявшей потом, грязью и кровью одежды.
  13. — Не оборачивайся, — приказал я. — Так что ты хотела мне рассказать, Шери? Или, может, показать? Раз твой господин спит и позволил спокойно травить всех неугодных?
  14. Она вздрогнула. Немного, но заметно. Подняла голову и уставилась в стену, отчего на той появился конденсат. Лихо.
  15. — Показать? Да, пожалуй, так будет проще, — согласилась магичка, залезая рукой куда-то под платье. — И проще будет вырезать татуировку. Там есть хороший набор острых скальпелей и прочих хирургических принадлежностей. Пылится в углу без дела.
  16. Она достала тоненькую книжку и самый обыкновенный карандаш. Я понял, к чему идет дело. Стянул футболку и перевернулся на живот.
  17. — Считай сколько влезет, — нервно пробормотал я, вспомнив ее взгляд. — Только не заморозь случайно.
  18. Девушка не заставила себя долго ждать. Она села вплотную, немного продавив постель, и положила блокнот мне на спину. Затем по печати забегали холодные, ледяные, но очень мягкие пальцы. Терпимо, когда они пробегали вдоль выжженных линий. И пронзительно-неприятно, когда переходили на кожу, словно дотронуться зимой до металла. Шипел, но терпел.
  19. А Шери, чтоб ее, никуда не торопилась! То ниже опускалась, к пояснице, то поднималась до шеи, и непрерывно что-то записывала. Поскрипывала карандашом, бегала взглядом по телу, отчего тут и там вставали мурашки, и тихо что-то бубнила себе под нос. Я же потихоньку замерзал. Неприятно, но куда лучше ледяных оков.
  20. Когда она все-таки закончила, я торопливо натянул одежду, еще и куртку добавил, и улегся на спину. Била мелкая, почти незаметная дрожь. А под лопаткой вообще все онемело – рукой с трудом двигал. Зато сонливость отшибло. Лежал, грелся, и слушал, как вернувшаяся на прежнее место магичка строчит на листах. Не смотреть же.
  21. — Схема сложная, — подвела она итог, спрятав карандаш где-то в платье. — Шестнадцать надрезов в правильном порядке, с определенной скоростью. Тогда получится. Думаю, справлюсь.
  22. — Тогда пойдем в эту вашу лабораторию, — решительно ответил я. — Нечего оттягивать.
  23. Девушка кивнула, спрятала блокнот и почти беззвучно, шаркающей походкой вышла из комнаты. На всякий случай перепроверил пистолет. Затем коснулся нагрудного кармана с парой ампул и шприцов, взятых у санитаров, и вспомнил о трофее. Надо бы показать, интересно ведь. И пусть она уже в коридоре – иначе забуду.
  24. — Погоди немного, Шери, — тихо сказал я, вытягивая находку. — Нашел кое-что, хотел тебе отдать. У меня Система не распознала, но, думаю, твоя должна.
  25. Она безмолвно встала передо мной, разглядывая пол. Платок, хоть и с трудом, но оторвался от «пробирки», и я протянул ее магичке, лезвием к себе. По руке скользнул холодок, замер и, ненадолго усилившись, резко пропал. Как и вытащенная из мага крови штука.
  26. — Это… это очень ценный подарок, Генерал. Очень редкий, — удивленно пробормотала она. А цилиндрик в руке девушки покрылся изморозью, словно та не хотела отдавать его. — Мы найдем ему применение. Но где вы его нашли?
  27. — Выпал с босса, — усмехнулся я, не придав значения оговорке. — Не бери в голову, просто веди.
  28. Шери уверенно взяла дорогу. Я неторопливо шагал следом, вслушивался в окружение да прикидывал, насколько это глупая затея. Прилично так. Опасно для здоровья, рассудка и собственной свободы. Но все равно шел. Из любопытства и желания разобраться с печатью. Еще и спать хотел, из-за чего критическое мышление тихо посапывало в сторонке.
  29. Мы опустились в подземную часть замка. Прошли мимо тюрьмы, в которую меня едва не бросили в первый день. Пованивало плесенью, но ее перебивал яблочный шлейф от магички. Эхом отдавался стук ботинок по камню, из-за чего казалось, что со мной в придачу идет целый отряд. А она шоркала и будто бы плыла вперед. Конец платья летел в паре миллиметров над грубым камнем, не касаясь его и оставаясь недвижимым.
  30. Становилось тесновато и неуютно. На стенах выступили капельки влаги, почти незаметные в слабом свете магических фонарей. Те располагались все реже, а светили все тусклее, пыльные и, видимо, разряженные. Стало прохладнее. Неясно только, от глубины или от девушки. Мы миновали пару лестниц, полусгнившую, склизкую дверь и остановились перед следующей. Уже металлической, чуть ржавой и, судя по блеску петель, отлично смазанной. Коридор сузился до того, что и один-то человек едва помещался.
  31. — Это потайной ход, — негромко пояснила Шери и прижалась к стене. — Главный больше, но там м-мм… охрана. Тебя не пропустят. Открой, пожалуйста, у меня не хватит сил.
  32. Чувствовался в этом подвох. Но, раз уж начал, стоило довести до конца. Зажмурившись, я с трудом протиснулся мимо девушки. Мягкая. И дыхание на удивление теплое, если не жаркое. Только все одно чувствовался ее пугающий взгляд. Мелькнувшие было мысли завяли в зародыше, не уйдя дальше смутного образа. Оно и к лучшему.
  33. Подспудно ждал удара в спину или по затылку. Но зачем? Магичка всегда могла бросить заклинание. Это и успокоило. Принялся за дело, крепко взяв ржавую ручку и потянув ту на себя. Не поддалась. Попробовал еще раз, двумя руками, и дело пошло. Проблема была не в петлях, а в дверном косяке, чуть кривом и покрытом бурой трухой. Девушка благоразумно отступила, так что я никуда не врезался.
  34. Впереди распахнулся темный провал. Слабого света едва хватало на то, чтобы разглядеть крутую винтовую лестницу, уходящую куда-то в глубину. Узкая, наверняка влажная и сравнимая по крутизне со стремянкой. Точно не для подобных визитов. Я-то спущусь, форма и ботинки только помогают, а она как справится?
  35. — Готово, лэр Шери, — усмехнулся я, обернувшись. — Кстати, а что значит лэр?
  36. — Сокращение с древне-эльфийского. Лэреминдо-что-то-там, — тихо ответила она, пока я лез обратно. — Владеющий великим даром, в этом духе. А сейчас общепринятое обращение ко всем магам, с Духом больше двадцати семи. Это граница, после которой можно стабильно выдавать заклинания и не бояться, что они развалятся на ровном месте.
  37. — А у тебя сколько? — поинтересовался я.
  38. — Тридцать три. Маловато, но лед дается куда проще, — со слабой, тщательно выверенной ноткой смущения сказала магичка.
  39. Она уверенно шагнула на лестницу. Подобрала концы платья и медленно, осторожно, вымеряя каждый шаг отправилась вниз. Я топал следом. Было куда удобнее, чем ей. Форма и так грязная, можно не бояться испачкать, а подошвы сапог держались на удивление крепко.
  40. Спустились, по ощущениям, этажа на три. Внизу нас встретила очередная дверь, которую открыла уже девушка. Она приложила ладонь к металлу, отчего тот пошел изморозью, постояла несколько секунд и уверенно толкнула ее. В нос ударило резким, пронзительно-кислым запахом. Прямо как от свиней, в деревне у родственников.
  41. Я скривился и начал дышать сквозь зубы. Не помогло, да и воротник куртки хорошим фильтром не стал. Но терпимо. Светил мягкий рассеянный свет, так что глаза привыкли моментально.
  42. — Забыл, — тихо пробормотала Шери, проходя внутрь, и резко осеклась.
  43. — Что забыл? — насторожился я и положил руку на кобуру.
  44. — Нет, ничего. Ничего, просто запах. Такой появляется ближе к утру, когда… когда… — всхлипнула она, не договорив.
  45. Ну-ну, дорогая. А курок на всякий случай взвел, перед тем как шагнуть следом. Мы оказались в небольшой комнатке, забитой всяческим барахлом. Девушка потянулась в угол, за небольшим саквояжем, а я осмотрелся. Инвентарь… приличный. Расширенный набор юного садиста, хоть сейчас выпускай в продажу. Особенно порадовала банка, заполненная мелким битым стеклом, порошком из него. Вроде бы и ничего, только к ней прикручена воронка. И сразу как-то не по себе стало от того, как это можно использовать – в человеческом организме дыр хватит.
  46. А Шери и ухом не повела. Взяла хирургический набор да пошла дальше. Но остановилась, заметив, как я разглядываю бутылку. Вокруг хватало прочей дряни, вроде раздвижных груш, веревок, игл, остро заточенных кольев и каких-то непонятных кристаллов. Но взгляд прикипел именно к белому, слабо поблескивающему порошку.
  47. — Это он тоже использовал, — с отстраненным безразличием сказала она, привлекая внимание. — Везде. Без исключений.
  48. — Ты как жива-то вообще!? — не сдержал я удивленного возгласа.
  49. — Баахов дар. Бааховы книги. Господин наследник не столь умен, но с этим освоился в полной мере, — магичка глубоко вздохнула, на глазах выступили слезы. — Не стоило мне тебя приводить. Я всякий раз думаю, что привыкла, но это тоже есть в книгах. К тому, что он делает, нельзя привыкнуть. Касается и тебя. Сколько раз бы он не использовал печать для наказания, боль всегда будет такой же яркой, как в первый раз.
  50. Понял, принял. Аристократ умрет. Как только избавлюсь от печати, так сразу и умрет. А потом вышибу себе мозги. Цели ясны, задачи определены – за работу!
  51. — Тогда в твоих же интересах поспешить и вырезать эту татуировку, — прорычал я. Толи от злости, толи от страха. — Можешь не рассказывать дальше, если тебе неприятно.
  52. — Первые полчаса приятно. Для разогрева, как он говорит, — как-то беспечно пробормотала она и вновь погрустнела. — Худшее начинается потом. И не заканчивается, пока он не заполнит сосуды с «гаввхом» до краев, или не устанет.
  53. Вздохнув еще раз, она толкнула деревянную дверь и зашла в лабораторию. Я следом. Немедленно захотелось отвернуться и свалить подальше, заблевав всю округу. В небольшой комнате стояли три вещи – стол, похожий на операционный, стул с креплениями для рук и ног, и доверху заполненный шкаф вдоль стены. В шкафу хватало всего, но в глаза бросился стул. И вторая Шери на нем.
  54. На ее перекошенном лице застыла маска боли. Было отчего. Голову мясник не тронул, в отличии от остального тела. Она сидела полностью обнаженной, но оценить красоту ее тела не смог бы и самый тщательный осмотр. Бедра накрыло ковром желтых, прилипших друг к другу наростов, словно мелких шариков гноя. Хватило и этого.
  55. — Бл! — выдавил я, прижав рукав ко рту. — Сей-кх-час бл…
  56. Договорить не успел. Сложился в коленях и освободил желудок от позднего ужина. Мощно так, туго. Брызги попали на одежду, но было плевать. Справа громко всхлипывала магичка, но ее бормотания со свистом пролетали мимо ушей. А перед глазами все висела застывшая в зрачках картина. Как-то раз я такое видел, на собаке. В сети, неосторожно раскрыв спойлер. Пожалел тогда – увидел вживую сейчас.
  57. Кое-как отдышавшись, закончив выдавливать остатки сока, я с глупым упорством поднял голову. Отвратное зрелище, как часто бывает, притягивало взгляд. Палач разошелся не на шутку. Поблескивала вымазанная в чем-то салатово-зеленом грудь, вскрытая посередине и разведенная по сторонам так, что полушария свисали где-то за локтями. В центре ярко краснело мертвое, нетронутое сердце.
  58. — Какого хера!? — воскликнул я, глядя то на мертвую девушку, то на заплаканную магичку. — Это что, тоже он!?
  59. — Н-не надо было приходить! — прорыдала она.
  60. На негнущихся ногах Шери подошла к самой себе и, вздрогнув, закрыла ей глаза. Символичный жест помог магичке немного успокоиться. Я же отвел взгляд и уставился куда-то в стену, невольно почесывая печать. Вспомнился маг крови – он погиб, в каком-то смысле, достойно, и выглядел куда лучше.
  61. — Все, все, успокойся, — неловко выдал я. — Пошли отсюда. Плохая была затея.
  62. Но она взглянула на меня ледяным, спокойным взглядом и умолкла. Вокруг резко похолодало, а я неловко отшатнулся и часто задышал, пытаясь успокоиться. Медленно подойдя к столу, Шери водрузила саквояж и раскрыла его. Внутри поблескивал целый ряд хирургических инструментов, от щипцов до скальпелей. Пошарив под платьем и достав блокнот с карандашом, она аккуратно взялась за острый кусок стали и призывно хлопнула по столу.
  63. — Ложись. Я вырежу печать, — хмуро сказала она и, махнув головой, распустила длинные рыжие волосы. — Не бойся, я набила руку. На себе. Он явится сюда не раньше рассвета, мы успеем закончить.
  64. Я не колебался. От заклинания все одно не уклониться, а так есть шанс. Шанс избавиться от клейма и все-таки разобраться с судьбой. Потому и достал шприц, ампулу с обезболивающим и сделал укол. В вену попал не сразу – первая в жизни попытка, да и взгляд девушки уверенности не придавал, а прицелиться дрожащими руками довольно сложно. Лучше бы собственные записи изучала.
  65. Сняв куртку и футболку, я решительно лег на живот. Тянуть Шери не стала. В лопатку что-то ткнулось и прошло немного в сторону шеи. Затем с другой стороны, к ногам. Потом вовсе откуда-то посередине, прошлось спиралью аж до самого края спины. Оставалось только верить да ждать конца, чувствуя, как в спине ковыряется остро заточенная сталь.
  66. — Твою ж! — выгнулся я, получив мощный удар по печати. Боли нет, но дыхание отшибло. Все оно ушло на короткий выкрик.
  67. — Спасибо за подарок, Генерал, — негромко произнесла Шери и, встав напротив, чуть присела. — Вы даже не представляете, что он для меня значит. Еще пара разрезов с его помощью, и я оторву остатки печати.
  68. — Ч-чего? — выговорил я, вспомнив, как выглядел трофей. — Ты им что ли…
  69. Резко хлопнула дверь. Взвизгнула и умолкла Шери, отбежав куда-то в угол. А я уплывал в беспамятство. Медицина, какой-то артефакт, результат пыток – хватило сполна. Спокойной ночи!
  70.  
RAW Paste Data