SHARE
TWEET

Под заревом Чёрного Солнца

a guest May 8th, 2019 329 Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Всё началось с того, что какой-то дурак решил потратить своё желание на создание неприступной башни в центре Москвы. В том, что башню пожелал именно дурак, Хан даже не сомневался. Ну казалось, пожелай себе денег, женщин, на худой конец расправы над злейшими врагами – так нет, обязательно было ставить в центре оживлённого перекрёстка уродливый монолит.
  2. – Товарищ... – Хан вдруг понял, что не знает как обратиться к хозяину башни. – Товарищ хозяин башни! – эхо полицейского мегафона пронеслось по всей улице. – Огласите ваши требования!
  3. Дмитрий выглянул из небольшого застеклённого окна башни и обвёл взглядом всю полицейскую ораву, окружившую перекрёсток.
  4. – Требования, требования... – вслух пробубнил себе под нос Дмитрий. – Чтобы все от меня отстали – вот моё требование.
  5. Прошло почти две недели с тот момента, как башня Дмитрия возникла на пересечении двух крупных улиц. Причудливый гранитный цветок, пробив хлипкий слой столичного асфальта, в считанные секунды вырвался на свободу и взмыл вверх, увеличиваясь в размерах подобно бобовому стеблю из сказки. Сигнал светофора рядом с переходом не успел сменить свой цвет с красного на зелёный, как башня во всём своём великолепии уже выросла посреди перекрёстка, устремив остроконечный шпиль прямо в затянутое облаками небо.
  6. Поначалу пришли полицейские и Дмитрий немного испугался, глядя как они шастают вокруг его нового дома, навешивая жёлтые флажки. Вскоре полицейские ушли и ещё пару дней Дмитрия никто не трогал. Он даже выходил из башни в ближайший супермаркет за покупками. Некоторые прохожие удивлялись, называя Дмитрия «хозяином башни», но большинству было плевать. Что они, воплощённых желаний никогда не видели?
  7. Кассирша Маринка как всегда сидела на своём привычном месте, пробивая товары, конвеером стекающие в лоток за стойкой.
  8. – Вот глупышка, – думал Дмитрий. – Потратила бы своё желание на что-нибудь действительно полезное, вместо того, чтобы работать на этой каторге. Пожелала хотя бы денег что ли, если ни на что другое фантазии не хватает.
  9. – Пакет надо? – раз за разом вопрошала Маринка.
  10. – Я со своим, – раз за разом отвечал Дмитрий.
  11. – Вижу, ты теперь «хозяин башни», – в шутку говорила Маринка. – Пригласил бы меня на чай. Страсть как хочется увидеть что там внутри.
  12. – У меня сейчас сложный период, – отмахивался Дмитрий. – Полицейские всё ходят и ходят вокруг башни, навешивая флажки. Обстановка совсем не романтическая, знаешь ли, – мямлил Дмитрий, заставляя Маринку хихикать над его простодушно-прямыми ответами.
  13. Нет, Маринка, конечно, хороша, но слишком невзрачна, совсем не в его вкусе. Дмитрий мечтал о девушке под стать себе – с большими грудями и хорошей фигурой, не тратящей свои желания на что попало и не работающей на низкооплачиваемой работе. С такой девушкой он с радостью провёл бы оставшуюся часть жизни в своём неприступном гнёздышке. И никто не отвлекал бы его от их маленького уютного счастья...
  14. – Дмитрий Константинович! – голос из громкоговорителя отвлёк Дмитрия от мечтаний. – Разрешите подойти ближе и обратиться! Я один и я без оружия! Я не намерен причинять вам вреда. Хочу просто поговорить.
  15. Дмитрий отложил замызганную кружку с кофе и нехотя встал из за компьютера.
  16. – Выяснили, значит, моё имя, – хмыкнул Дмитрий, открывая дверь башни. – Можете войти.
  17. Этот человек выглядел сурово. Подстриженная клином бородка и пронзительный взгляд напомнили Дмитрию о жестоких полководцах прошлого.
  18. – Здравствуйте, Дмитрий, – человек протянул ладонь для приветствия. – Меня зовут Хан. Я начальник полиции. Другой полиции, если вы понимаете о чём я.
  19. – Все знают о другой полиции, – Дмитрий пожал руку.
  20. Отдел по Борьбе с Незаконными Желаниями. О да, эти ребята успели поломать много судеб. Как только появлялся человек, пожелавший себе чего-то совсем уж невероятного, вроде суперсилы стрелять атомными бомбами из рук, тут же появлялись ОБНЖ и устраняли наглеца. Казалось бы, разумное начинание в деле поддержания мирового баланса, вот только список запрещённых желаний в кодексе ОБНЖ был поразительно длинным. Агенты другой полиции бралась за отмену даже самых непримечательных желаний. Например, в прошлом году они зачем-то устранили никому неизвестного шоумена, пожелавшего себе возможность смешить людей по щелчку пальцев. Дмитрий не знал какими принципами руководствовалась другая полиция, зато хорошо понимал: если агенты ОБНЖ заявились к тебе в башню – жди беды.
  21. – Ну и как ты собираешься меня шлёпнуть? – думал Дмитрий. – Пистолет в рукаве припрятал? А может у тебя самого есть суперсила? Сейчас как выстрелишь лазером из глаз...
  22. Однако, Хан был удивительно вежлив. Расспросив Дмитрия о том, как у него идут дела, он вновь пожал ему руку и попрощался, покинув башню тем же путём, каким и зашёл в неё.
  23. – Ничего не понимаю, – недоумевал Дмитрий. – Может он просто убедился в том, что я сильнее него, и не стал лезть на рожон?
  24. И только спустя несколько часов Дмитрий догадался, что его вежливый собеседник изначально не собирался нападать на хозяина – он просто оценивал обстановку и запоминал расположение комнат.
  25. – Ха, – усмехнулся Дмитрий. – Старый проныра не знает, что внутри башни я бог и легко могу менять расположение комнат и коридоров, – стены башни тут же подчинились, деформируя собственные внутренности в ряд небольших тесных камер. – Посмотрим как удивятся агенты ОБНЖ, когда полезут меня штурмовать.
  26. Здесь Дмитрий не ошибся – штурм не заставил себя долго ждать. Агенты другой полиции легко выбили дверь (Дмитрий позволил им это сделать), но застряли в клетке камеры, набившись в неё, как сельди в бочку. Основательно помяв вооружённый отряд прутьями клетки, Дмитрий сжалился и велел башне выплюнуть этот мусор наружу.
  27. – Не буду доходить до смертоубийства, – решил Дмитрий. – Я же не маньяк какой.
  28. – Хан Викторович! – обратился молодой полицейский к своему начальнику. – Прикажете приступать ко второй фазе операции?
  29. В чём точно нельзя было обвинить Хана, так это в нерешительности. Будучи человеком старой закалки, он был очень упорен в достижении своих целей и в любой ситуации был готов на любые, даже самые крайние меры.
  30. – Рано или поздно мы прищучим этого мальчишку, – Хан имел в виду Дмитрия. – Даже если нам придётся сжечь всё дотла.
  31. И в ход пошёл напалм.
  32. Но сколько бы башню ни поливали жидким огнём, она продолжала стоять как ни в чём не бывало. С замиранием сердца Дмитрий следил за огненным вихрем, обволакивающим его неприступное убежище раскалённой стеной. На мгновение Дмитрий даже немного испугался. Агенты ОБНЖ хорошо знали своё дело. Что, если со временем они смогут сломить сопротивление башни? Ведь смогли же они тогда убить человека, который пожелал стать неуязвимым. И что, если Хан пожелает или прикажет одному из своих агентов пожелать, чтобы башня рухнула? Нет, правила Чёрного Солнца не позволят одному желанию отменить другое. Дмитрий подошёл вплотную к окну и поднял голову. Вот он, новый бог всего человечества – безмолвный чёрный кругляш, недвижимо висящий в небе. Сколько жизней он ещё оборвёт? А сколько спасёт?
  33. Устав от бесплодных попыток, люди Хана прекратили огонь. Отозвав огнемётчиков и сев в свои хромированные автомобили, они неторопливо разъехались, оставив башню стоять в гордом одиночестве. Это конец? Дмитрий победил? Нет, всё не может быть так просто. ОБНЖ не сдаётся после первой же неудачи. Наверняка они притаились где-нибудь за углом, чтобы в решительный момент напасть на него исподтишка.
  34. Подождав ещё несколько часов, Дмитрий вернулся к компьютеру, а когда наступила ночь создал для себя кровать и завалился спать. Проснувшись на следующее утро, Дмитрий первым делом побежал к окну. Полицейских по-прежнему не было, только пара редких прохожих в отдалении шли по своим делам. Дмитрий осторожно высунулся из-за дверного проёма и огляделся. Медленно ступая по тротуару и в любой момент готовый забежать обратно в башню, он направлялся к супермаркету. За кассой привычно сидела Маринка и со скуки листала телефон – утром покупателей не было.
  35. – Привет, – поздоровался Дмитрий.
  36. – О, поздравляю! – увидев старого знакомого, Маринка почему-то пришла в восторг. – Здорово ты вчера разогнал этих копов.
  37. – Но откуда ты знаешь? – удивился Дмитрий. – Тебя же там не было. Постой-ка... Ты агент ОБНЖ! – Дмитрий засунул руку в карман, делая вид, что хватается за невидимый пистолет.
  38. – Нет же, глупый, – Маринка хихикнула. – Ты герой вчерашних новостей на первом канале. И о твоих приключениях знает уже вся Москва. У тебя в башне что, телевизора нет?
  39. – Только компьютер, – честно признался Дмитрий. – Телевизор я не смотрю.
  40. Ну и дела. Похоже, он и правда стал героем на один вечер. А это значит победа? Дмитрий и правда победил! Уделал этих полицаев, которым только дай повод и они будут кошмарить тебя даже за самое невинное желание. Направляясь обратно к башне с полным пакетом еды, Дмитрий гордился собой. Ещё бы, ведь не каждый день обычному человеку удаётся...
  41. В глазах помутилось и сознание меньше чем за секунду покинуло Дмитрия, заставив его выронить пакет из рук. Голова с глухим стуком безжизненно упала на криво облицованную плиткой мостовую. Снайпер хорошо знал своё дело. С каждым мгновением лужа крови под неподвижным телом Дмитрия расползалась вширь, тонким ручейком стекая между поребриками мостовой.
  42. – Приём, Ифрит. Цель уничтожена.
  43. – Вас понял, Оса. Товарищи, мы его сделали! – ухмылялся Хан, празднуя победу со своими подчинёнными. – Пошлите медиков, пусть уберут тело с тротуара. Да, и снесите наконец эту чёртову башню.
  44. Однако, всего через десять минут Хан получил новое сообщение от встревоженных медиков.
  45. – Приём, Ифрит. Тело исчезло.
  46. – Что значит исчезло? – возмущению Хана не было предела. – Не мог же труп вскочить на ноги и сбежать!
  47. – Секунду... Ифрит, вижу цель. Он снова находится в башне.
  48. – Что? Как такое возможно?
  49. Рано праздновать победу, мерзавец. Дмитрий облокотился на дверной проём, с улыбкой победителя наблюдая за впавшими в ступор медиками.
  50. – Убить-то ты меня убил. Но я был бы идиотом, если бы не застраховался от подобного случая.
  51. Дмитрий хорошо умел скрывать свои секреты. Никто не знал, что башня, дававшая ему приют и защищающая от атак извне, была ко всему прочему ещё и точкой возрождения, рестарта своего хозяина.
  52. – Можете убивать меня хоть сотню раз, – ликовал Дмитрий. – Я всё равно воскресну в башне. А внутри башни вы меня не достанете, потому что на своей территории я всемогущ. Идеальная схема неуязвимости! Не то, что у того якобы неуязвимого неудачника, которого вы тогда пришили.
  53. С этого момента Дмитрий безбоязненно мог отлучаться из башни в супермаркет. Снайперы подстреливали его ещё несколько раз, и даже пытались слямзить тело до воскрешения, но каждый раз терпели неудачу, и в итоге отступили. Теперь Дмитрий был безоговорочным хозяином перекрёстка. Он мог ходить где захочет, делать что захочет, и никто не пытался его остановить.
  54. А ещё через неделю на пороге башни возникла загадочная незнакомка. Он была как раз во вкусе Дмитрия: стройное тело, большая грудь, томное лицо. Вот только Дмитрию не было понятно как она смогла войти в башню без его разрешения.
  55. – Обожаю памятники архитектуры, возведённые желаниями, – не здороваясь, начала щебетать незнакомка. – Однажды я была в Найроби, так там один местный житель потратил своё желание на возведение самого высокого в мире десятикилометрового небоскреба. Правда, потом он всё равно рухнул, потому что желание было неправильно сформулировано, – заливисто расхохоталась девушка.
  56. – Вы вообще кто, тётя? – Дмитрий взял со стола полупустой бокал с дешёвым вином из пакета, прислонился к стенке и начал не спеша потягивать содержимое, перебирая в голове возможные варианты появления его новой гостьи.
  57. – Извини, не представилась. Лия, – протянула ладонь незнакомка, но Дмитрий не шелохнулся.
  58. – Ты не можешь быть здесь. Даже если очень-очень сильно пожелаешь этого. В этой башне я царь и бог, а одно желание не может отменять другое. Чёрное Солнце этого не позволит.
  59. – Оно и не отменяет. Ты по прежнему царь и бог в своей башне, разве нет?
  60. Лия была привлекательна. Но Дмитрия отпугивало её неожиданное абсолютно нелогичное появление. Своим визитом она словно разрушила его маленький неприступный мирок, в котором не было место ни для кого другого, кроме его хозяина.
  61. – Дай угадаю, ты агент ОБНЖ? – Дмитрий отложил бокал с сторонку и сел на стул, размышляя что делать с незнакомкой, если она внезапно нападёт.
  62. – Я? ОБНЖ? – незнакомка вновь заливисто рассмеялась. – Ни за что не стала бы сотрудничать с этими упырями. Если бы я была агентом ОБНЖ, я бы наверное постаралась проникнуть в башню незаметно и ударить тебе в спину. Но уж точно не заходить с главного входа и не разговаривать с тобой пока ты пьёшь... что там у тебя?
  63. – Неважно, – отмахнулся Дмитрий. – И всё-таки, как ты попала в башню?
  64. – Когда-то я пожелала... – лицо незнакомки стало серьёзным. Она явно не знала с чего начать свой рассказ. – В общем, я могу становиться бесплотной как ветер и проникать в любые самые потаённые места. Я выросла в небольшом северном городке, где зима была по десять месяцев в году, и я всегда мечтала о путешествиях. И вот, моё желание наконец-то сбылось, – Лия развела руками. – Ну что, покажешь мне свою башню? Или выгонишь вон? – незнакомка умоляюще уставилась на Дмитрия.
  65. После нескольких визитов Лии Дмитрий привык к ней. Полицейские по-прежнему не смели его трогать, раз в неделю появляясь в порядочном отдалении от башни и делая какие-то снимки. Однако, в один из дней привычный уклад его жизни был разрушен. Когда Дмитрий в очередной раз проводил время с Лией, агенты ОБНЖ оперативно оградили башню плотными металлическими ставнями.
  66. – Нас заперли в ловушку, – заключил Дмитрий, глядя как последние лучи солнца исчезают за непроницаемыми листами металла. – Надо включить свет, – на потолке комнаты сами собой возникли мраморные плафоны.
  67. – Ого, ты и так умеешь? Хотя, если честно, меня уже ничего не удивляет, – Лия пригубила из бокала вслед за Дмитрием.
  68. – Ты ещё всего не видела, – красовался Дмитрий. – Эти идиоты думают, что смогут закрыть мою башню, изолировать её. Но смотри что будет дальше, – с этими словами снаружи башни послышался скрип, а вслед за этим, протяжно охнув, одна из металлических ставень повалилась прямо на бетон.
  69. – Ты что, можешь двигать башней?
  70. – Не задавай вопросов. Смотри, – Дмитрий сделал жест рукой в сторону окна.
  71. За окном разворачивалась странная картина. Агенты ОБНЖ с пистолетами и автоматами хаотично сновали туда-сюда, перекатываясь и стреляя в разные стороны. Издалека могло показаться, что они ведут беспорядочный огонь друг по другу, танцуя какой-то непонятный танец, но стоило Лии приглядеться, как она различила фигуру неизвестного существа, сливавшегося с серой плиткой мостовой.
  72. – Это что, голем? – встревожилась Лия, глядя как потоки песчаного вихря раскидывают агентов ОБНЖ.
  73. – Он и есть, – Дмитрий был горд своим детищем.
  74. Пули проходили сквозь голема, не причиняя ему никакого вреда. Агенты другой полиции были абсолютно беспомощны против своего сверхъестественного противника. Раненые пытались вставать, но были придавлены к земле столбами многочисленных песчанных щупалец голема.
  75. – Это невероятно. Никогда не видела ничего подобного, – комплименты Вии воодушевляли Дмитрия.
  76. Вдоволь побесновавшись и не оставив на поле боя соперников, голем принялся за ставни, легко срывая их с башни одну за другой. Наконец, когда со ставнями было покончено, песчаное создание подошло вплотную в башне и вновь стало с ней единым целым.
  77. – Это только один был. А так я могу и одновременно десятью управлять, – похвастался Дмитрий, гадая сможет ли он призвать больше одного голема за раз.
  78. Чувства Дмитрия к Лие день ото дня становились всё глубже, пока не оформились в привязанность. Казалось, она тоже испытывает к нему чувства, но в ней было что-то роковое – маленький холодный айсберг, который прятался в глубине её сердца и не давал Лии раскрыться Дмитрию целиком.
  79. – Расположение комнат в башне может меняться, – объяснял Дмитрий. – Но сердце башни всегда находится в самой её глубине, под шпилем. Сердце отвечает за жизнь башни. Не будет сердца – не будет и самой башни. Само собой, с сердцем ничего не случится, ведь никто не сможет проникнуть в башню без моего позволения. И уж тем более никто не сможет одолеть в ней меня, – успокаивал себя Дмитрий.
  80. Потом была ночь любви и Дмитрию казалось, что его доверие к Лии было вознаграждено сполна. Однако, сама она не торопилась открывать Дмитрию свою душу.
  81. – Нам нужно больше доверять друг другу. Ведь мы собираемся жить здесь долго и счастливо, – любил повторять Дмитрий. В ответ на его речи Лия послушно кивала.
  82. Однажды, он вышел за очередной пачкой дешёвого вина. На улице светило солнце. Несмотря на будний день, перекрёсток был пуст.
  83. – Тебе что-нибудь взять? – спросил Дмитрий перед уходом.
  84. – Нет, спасибо. Можешь не торопиться, я подожду.
  85. – Подождёшь? Чего? Моего возвращения? – пожал плечами Дмитрий и направился в сторону супермаркета.
  86. – Закрыто, – подёргал Дмитрий ручку двери и заглянул через стеклянные витражи внутрь здания. – Должно быть, у них ремонт.
  87. Что ж, единственное утешение это вернуться и провести этот день с Лией, допивая остатки вчерашнего вина и коротая время в бесконечных разговорах обо всём на свете. Предательская пуля снайпера пронзила ногу Дмитрия насквозь, заставив его подкоситься и упасть на землю.
  88. – Да сколько ж можно! – хоть Дмитрий и привык к выходкам снайперов, ему всё равно было очень больно.
  89. Вторая пуля прошла через живот. Теперь Дмитрий недвижимо лежал среди редкой травы, ожидая пока жизнь окончательно покинет его.
  90. – Надо будет натравить на них големов, – промелькнуло у него в голове. – Не в одиночку же им развлекаться.
  91. Третья пуля заставила содержимое головы Дмитрия разлететься на два метра вокруг.
  92. – Скорее, к башне! – подсознание Дмитрия тонкой змейкой устремилось к спасительному дому. Но сколько бы оно ни металось в воздухе, ему не удавалось найти отправной точки, с которой можно было бы начать воскрешение.
  93. – К башне! К башне! – агонизировало подсознание, не в силах найти то, к чему оно так жадно тянулось. Дмитрий чувствовал, что его жизнь угасает. Но самое страшное было в том, что он понимал, что она угасает окончательно. Башня была разрушена? ОБНЖ смогли найти способ обойти его неуязвимость? Как много вопросов и ни на один из них ему не суждено было узнать ответа. Похоже, он окончательно проиграл. Прощай, башня. Прощай, Лия...
  94. Хромированные автомобили ОБНЖ неторопливо окружили неприступный монолит посреди перекрёстка. Полицейских было много. Каждый из них держал в руках оружие, будто готовясь вступить в бой с хорошо подготовленным отрядом врагов. Испуганно озираясь по сторонам, из башни с опаской выглянула девушка. Сойдя с крыльца, девушка пошла навстречу к многочисленным полицейским. Напротив неё, улыбаясь хищной улыбочкой, стоял хорошо знакомый полководец.
  95. – Сделала?
  96. – Да. Прилепила прямо на сердце башни. Потом вернулась на первый этаж и услышала взрыв.
  97. – Хорошо, – удовлетворённо кивнул головой Хан.
  98. – Хан Викторович, прикажете убрать? – один из команды медиков указал на остывающее тело Дмитрия.
  99. На секунду Хану показалось, что Дмитрий сейчас вскочит, возродится с единственной целью – вцепиться ему, Хану, в горло; но ничего не происходило – то, что недавно было Дмитрием, не проявляло никаких признаков жизни.
  100. – Убирайте.
  101. – Хан Викторович, что насчёт нашего договора? – заметно волнуясь, спросила Лия.
  102. – Свою часть сделки ты выполнила. Настало время мне выполнить свою. Завтра транспортируем твою маму в Германию и положим в клинику.
  103. – Спасибо, Хан Викторович.
  104. Со стороны башни послышался протяжный грустный скрип. Лишившись своего хозяина, монолит осел, разрушился под собственным весом, медленно превратившись в груду песка, кирпичей и обрезков металла. В воздухе тут же заплясала чёрно-ржавая пыль.
  105. – Глупый, глупый Димка, – Лия провела ладонью по лицу, стирая со лба ржавый налёт. – Спасибо, что оказался достаточно наивен, чтобы уступить мне первенство в гонке жизни. Прощай, бывший хозяин башни. Теперь меня ждут куда более важные заботы, чем нелепые игры в любовь. Прощай навсегда.
  106.  
  107. * * *
  108.  
  109. Сознание возвращалось не сразу. Казалось, он медленно просыпался ото сна, пока кровь заполняла его затёкшие от после долгого лежания конечности. Дмитрий открыл глаза и потянулся. Его окружала небольшая комнатка, обставленная так, что можно было подумать, что здесь живёт какая-то совсем старая бабушка. Дмитрий ощупал свою голову. Голова была цела, равно как и все остальные части тела. Всё ещё ничего не понимая, Дмитрий встал с кровати, вышел из комнаты и открыл входую дверь дома.
  110. В глаза ему ударил яркий луч солнечного света. За дверью простирался засаженный помидорами и картошкой огород, а во дворе рядом с домом сидела Маринка.
  111. – Как спалось? – Маринка помахала рукой Дмитрию.
  112. – Это рай?
  113. – Это деревня под Москвой! – глупо захихикала Маринка.
  114. – Но как? Я же точно помню, что умирал! – недоумевал Дмитрий.
  115. – Правильно помнишь, – согласилась Маринка. – Как только я увидела, что твоя башня упала, я сразу поняла что произошло. И пожелала, чтобы ты снова оказался жив.
  116. – Ты потратила своё желание на меня? Наверное, я должен сказать спасибо, но, знаешь, это самая глупая трата желания, что я видел в своей жизни.
  117. – То же можно было сказать и о твоей башне, – не осталась в долгу Маринка.
  118. – Во дела! Не верится, что я до сих пор жив, – Дмитрий присел рядом с Маринкой. – Много времени прошло с момента моей смерти? Интересно, что сейчас с Ханом? И Лией?
  119. – Всего сутки. Мне не нужно твоё спасибо, но о единственной вещи тебя прошу: забудь о мести Хану. Или о том, чтобы поквитаться Лией.
  120. – Да без проблем! – легко согласился Дмитрий. – Я и не собирался искать Хана. Или Лию. Или как там её на самом деле зовут. Пусть делают что хотят.
  121. – Вот и хорошо, – Маринка положила свою голову на плечо Дмитрия.
  122. Дмитрий не стал рассказывать Маринке о вездесущей ржавчине, сокрытой в сердце его бывшей башни и призванной стать последним подарком тому, кто посмеет её уничтожить. Не стал он рассказывать и о том, что каждый, на кого попадут споры грибка, сам постепенно начнёт превращаться в ржавчину – до тех пор, пока через три дня окончательно не превратится в безжизненный кусок металла. Зачем Маринке такие ужасные подробности? Лучше просто сидеть на природе и наслаждаться моментом. Воистину, Дмитрий хорошо умел скрывать свои секреты.
  123. Прошёл месяц. Дмитрий и Маринка неплохо обустроились в деревне. Дмитрий оказался хорошим мастером на все руки и быстро поменял шифер на крыше. Маринка не могла нарадоваться тому, как резво он решает вопросы с домом и обустраивает их новое жилище. Вокруг расцветал причудливый новый мир – мир, в котором у каждого человека было право на самое безумное желание. В отличие от большинства других людей, У Маринки и Дмитрия больше не было их желаний, потому что они оба усели их потратить. Им никогда не было суждено обзавестись суперсилой, получить гору денег или слетать на Луну. Но знаете что? Эти двое были совершенно счастливы.
RAW Paste Data
We use cookies for various purposes including analytics. By continuing to use Pastebin, you agree to our use of cookies as described in the Cookies Policy. OK, I Understand
 
Top