Guest User

Untitled

a guest
Apr 26th, 2021
12
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Все-таки приятно оказаться в своей комнате после долгого, напряженного дня. А здесь даже лучше. На столе ждет горячая еда, а в углу парит не лохань, а целая деревянная ванна с чем-то подогреваемой водой. Немного влажно, но вентиляция справлялась. Я же сидел на стуле, жевал кусок мяса и, в целом, был доволен. Лишние сейчас мысли умчались на задний план. Просто отдых и расслабление.
  2. Напрягала, правда, пара вещей. Во-первых, две служанки. Они стояли у стены и, уже привычно, не скрывали эмоций. Тихо скрипела зубами левая, сверля меня полным злобы взглядом, да шмыгала носом вторая, непрерывно утирая слезы. После боя как-то не трогало, потому решил не выгонять. Пусть стоят, купаться пойду – тогда в коридор и отправлю.
  3. Во-вторых, Шери. Висела над головой словно топор палача, пообещав прийти ночью, но пока не появилась. И черт бы с ней, но нужна ведь! Не люблю ее, крепко так не люблю, а деваться некуда. Других перспектив убрать рабскую печать на горизонте не маячило. Если явится, то станет ругаться на пленных, это очевидно. И знает, что выбора у меня не было, но это ее не остановит.
  4. Ужин закончился. Я откинулся на спину, протер рот и уставился на стену. Справа тихо, неразличимо зашушукали девушки. Глаза слипались из-за приятной тяжести в животе, и хотелось только одного – забраться под одеяло и уснуть. Но помыться стоило. За несколько дней в этом мире я пролил достаточно пота, чтобы его запах сам лез в нос.
  5. — Выходите, — слабо махнул я рукой. — Потом заберете ванну и свободны. Утром будить не надо.
  6. — Разрешите остаться, господин Генерал! — неожиданно, со злостью в голосе, воскликнула первая. — Прочие слуги думают, что мы уклоняемся от обязанностей!
  7. — Сколько прошло-то с вашего назначения? Пара-тройка суток? Ничего они там надумать не успели, — не скрывая усталости ответил я. — В чем дело?
  8. — Она не врет, господин Генерал! — всхлипнула вторая. — Мы назначены личной прислугой, потому не участвуем почти во всех общих работах! А вы каждый раз выгоняете нас, и мы, на глазах остальных, ничем не занимаемся!
  9. — Им самим-то не смешно? Я полтора дня здесь не прожил, если не путаю, — замолчал, подумал, и решил согласиться. — Ладно, оставайтесь. Вытащите оттуда, если вдруг тонуть начну.
  10. Быстро разделся, бросил одежду в сторону да нырнул в воду. Не с головой, просто уселся в ванной и расслабленно обмяк. Супер! Тепло, уютно, и можно вздремнуть часик-другой. Жгли печать да рана на ладони, но быстро привык и не обращал внимания. В итоге уснул. Как-то сами-собой закрылись глаза, открыть их стало превыше всех сил, и я прекратил бороться, полностью отдавшись расслаблению.
  11. Проснулся быстро и неохотно, от слабого постукивания по макушке и сверлящего затылок взгляда. Холод последнего выдавал Шери с головой, оборачиваться не пришлось.
  12.  
  13. — Ну привет. Как успехи? — безразлично сказал я, перебирая воду.
  14. — У меня? Все чудесно! — преувеличенно-радостно ответила она. — Как, похоже, и у тебя с девочками. Просила ведь, но нет, ты даже и не подумал прислушаться! Зачем только пришла?
  15. — Сделал все возможное. Одного деда бы точно не хватило, — пожал плечами, вспоминая прошедший день. Тот уже поблек, словно выцвел, чудом сохранив в цвете самые яркие моменты. — Есть, кстати, и пара дел, только не стоит обсуждать их рядом с прислугой.
  16. — Уж кто-кто, а эти двое будут молчать, — горько усмехнулась Шери и, судя по скрипу, села на кровать. — Так зачем ты притащил еще шестерых? Ладно ритуалист-камневик, он давно и крепко сошел с ума. Но остальные? Ради какого-нибудь Достижения?
  17. Я вздохнул и тщательно протер лицо. Без мыла получалось так себе, но свежему поту хватило и этого. Затем отвернулся к стене, избегая пугающего взгляда девушки. Похолодело в затылке, а уют как-то резко сбежал и возвращаться не планировал. Жаль. Отдохнул, называется.
  18. — Ради самого себя. Витто наказывает через печать. Это больно, — ответ прозвучал грубо и отрывисто. Но плевать. Сама надавила куда не следовало. — Но тебе не понять, а? Сама-то, похоже, согласна терпеть сколько влезет, но не делать ровным счетом ничего.
  19. Повисла тишина. Умолкли служанки, прекратив злобно пыхтеть и жалобно всхлипывать. Ни единого звука от Шери. Только пробежал по телу неестественный мороз, такой, что с легкостью заставил маршировать мурашки во всем теле. Даже в теплой воде.
  20. — С универсалом не сложилось. Он решил не ехать, — глухо прервал я молчание. — Ты готова резать прямо сейчас, или нужно время? Как мне кажется, сейчас самое оно.
  21. — Надо считать. У меня низкая Ритуалистика, на ходу не справлюсь, — пробормотала девушка и, судя по короткому скрипу и шаркающим шагам, подошла вплотную. — Показывай. Но обещай… обещай, что разберешься с ним. С Витто, раз уж ты узнал его имя. За меня и остальных.
  22. Молча наклонился и подставил печать. В нее тут же впились мягкие, жутко холодные пальцы. Они забегали по выжженной коже, обвели каждый миллиметр клейма. Не забыли и пройтись вокруг, потеребив крохотные, держащиеся каким-то чудом паленые лохмотья. Негромко ахнули служанки.
  23. А руки тем временем поползли куда-то не туда. Одна осталась на спине, пока вторая перебралась на шею. Массаж оказался приятен, пусть касания и полнились льда. То одна точка, то другая. Разум освободился от мыслей и поплыл, не замечая ничего, кроме Шери. Ее пристального, пугающего взгляда и чутких движений. Вода помехой не стала, и сбежавшие вниз по позвоночнику пальцы теплее не стали.
  24. — Померила, — тихо сказала девушка, не убирая рук. — Считать буду днем, займет часа четыре.
  25. — Долго, — говорить не хотелось. Только слушать. Но пересилил себя и пробормотал одно слово.
  26. — Иначе никак. У тебя непривычное расположение ммм… всего, пожалуй. Здесь, здесь и здесь должны быть узлы, даже у человека с нулевым Духом, — она мягко потыкала куда-то в поясницу, а затем переключилась на шею. — Но что-то похожее тут, куда выше и теснее. Это меняет… долго объяснять. Резать надо по-другому, если кратко. Совсем по-другому, чуть ли не наоборот, быстрее и глубже.
  27. Шери отстранилась и вернулась на кровать. Сковавшее голову наваждение скрылось так же быстро, как и появилось. Смог думать, но не хотел. Просто грелся. Там, где касались пальцы девушки, теперь медленно рассеивался холод. Ну хоть пугающий зуд в затылке пропал. Не навесила ли она чего в довесок? Могла, почему нет.
  28. — Ты обещала рассказать поподробнее, — вспомнил я. — Выкладывай… а, впрочем, не торопись. Помоюсь и готов слушать, так что выйди, пожалуйста.
  29. Та покладисто согласилась и прошаркала в коридор. Сам же как-то неожиданно вспомнил, что это такое – когда моет кто-то другой. В последний раз этим занималась мать, десятка два с хвостиком лет назад. А теперь две пары женских рук. Удобно, быстро и практично. Немного грубо, но выигрыш в скорости и тщательности того стоил. И чертовски неловко – стоять столбом, пока по телу бегают две мочалки и оттирают грязь.
  30. Оделся в форму. Пропахло, с пятнами, но привычно. Служанки разблокировали тормоза на колесиках ванной и резво укатили ту из комнаты, а вместо них появилась Шери. Все так же перепугала взглядом, но, после сегодняшнего, оказалось терпимо. Она села на кровать, я же устроился на стуле, с кружкой воды наперевес. Судя по напряженному лицу и засохшим струйкам слез, стояла магичка снаружи не просто так. Или пришла такой сразу. Не смотрел ведь.
  31. — Я плохо знаю Витто и его отца. Родственница по какой-то там дальней линии, и виделись мы только в детстве. Два года, семь месяцев и одиннадцать дней назад меня сослали к нему, — глухо начала девушка, разглядывая стену. — Я заморозила… неважно, что именно. Родители не придумали ничего лучше, чем спрятать меня на границе. У крепко съехавшего с ума папаши и идущего по его стопам сына!
  32. Голос крепчал с каждым словом. Но границы крика она не перешла.
  33. — Знала бы – бежала по пути. В первую же ночь он затащил меня в лабораторию. Интересно ведь было, что он может выдумать, не имея под рукой почти ничего, — Шери вздрогнула. — Ничего он не придумал. Выкопал какие-то Бааховы книги, в прямом смысле его книги! Получил какой-то скрытый Класс, Талант, Умение или что-нибудь еще, что могла дать Система. И клеймил меня своей близкой помощницей!
  34. А ей-то становилось легче. Держала в себе, аж дни считала, а теперь смогла выговориться. И лицо неторопливо расслабилось, отпустив напряжение.
  35. — Поставил мне блокировку и пользовал как хотел. Для добычи «гаввха», в основном. Всем его способностям нужна эта дрянь, и чем дальше, тем больше рос его аппетит. Он пока ничего не показывал, да? Не выпускал наружу истинного себя?
  36. Я отрицательно качнул головой. Ублюдок не так-то прост. Но, справился с тем кровавым мальцом – и здесь осилим. Не один, а с верными людьми.
  37. — Копит. Точно копит. Устроит демонический прорыв или подобную дрянь, а затем примчатся каратели и убьют всех в округе. До единой души, чтобы нигде не сохранилось воспоминаний. И холм этот сравняют с землей, — процедила Шери, обливаясь ненавистью. — Он и перед штурмом хотел беречь до последнего. К его удаче, мне выпал Дар призыва. Я не хотела, но, в итоге, появился ты.
  38. — Извиниться за лед не хочешь? — я со смешком выхватил пистолет и направил его на девушку. — Могу лишить страданий здесь и сейчас, коли пожелаешь.
  39. — Прости, — легко бросила магичка. — Он был зол, перегнул и сломал часть клейма. Заметил, наверно, как я изменилась за ночь. Зла была и я. Ждала Героя, прямо как те, что появляются в Императорском дворце…
  40. — Что спасет деву льда из лап злодея, — перебил я, не сдержавшись. Опустил оружие и глубоко зевнул. — А получила меня. Ладно, предположим. Не стану углубляться в подробности, а пойду напрямик – что ты предлагаешь, Шери? И что получу взамен я, кроме свободы?
  41. Долго она не думала. Оглянулась на дверь и с какой-то детской радостью распустила огненно-рыжие волосы. На длинном бело-голубом платье они смотрелись очень даже неплохо.
  42. — Благодарность моего рода. Неплохое место в новом мире. Даже меня, если пожелаешь, — тепло улыбнулась девушка. Только портили все янтарные, чем-то пугающие глаза. — Я не слышала о таком даре, как у тебя. Мы вместе можем добиться куда большего, чем просто захудалый род в глубинке Империи. Основать свой, богатый, на захваченных ничейных землях!
  43. — Мне хватит свободы, — пожал плечами я в ответ. — Что ты предлагаешь, Шери?
  44. Она чуть потухла и задумчиво почесала голову. Будто удивилась, что якобы Герой не рвался вверх.
  45. — Заставить Витто растратить весь «гаввх», снять печать и довериться тебе, — вновь засияла она. — Выпадет удачный момент, скорее всего, нескоро. Но мы можем подождать, да? Укрепить твой дар, умножить его! А уж я постараюсь, чтобы все пленники умирали раньше, чем Витто доберется до них. Стану трижды источником, пятикратно, если на то придется.
  46. Девушка резко помрачнела.
  47. — Будет неприятно, но… но я справлюсь. Рассказала тебе обо всем и могу отдыхать душой, между тем, как он выдавливает из нее все до последних капель! — под конец фразы она чуть не сорвалась в истерику, но глубоко выдохнула и удержалась. — Прости, это нельзя объяснить. Только пройти самому.
  48. — Предположим. Примем за текущий вариант, — прозевал я и недовольно поморщился. Она тянула. Не хотела сделать все уже завтра. И неизвестно, лгала про аристократа или нет. — А теперь, будь так добра, уйди. День был не из простых.
  49. Едва магичка вышла из комнаты, как я запер дверь, стянул одежду и повалился на кровать. Только она лишилась былого удобства. Шери успела посидеть с обоих сторон, и теперь в постели, в ногах, ярко чувствовались два холодных пятна. До льда далеко, но слишком уж неприятно. Кое-как устроился между ними и провалился в глубокий, спокойный и молниеносный сон.
  50.  
  51. Разбудило меня настырное жжение печати. Благо, аристократ позволил более-менее выспаться и не стал дергать с самого утра. Наученный горьким опытом, я быстро оделся, морщась от пропитавшего форму пота, и отправился к начальству. Заодно впустил служанок, яростно о чем-то споривших с товарками по работе. Новенькими, судя по всему. Вникать не стал, захотят – попросят.
  52. А народу в замке прибавилось. Туда-сюда шастали по коридорам люди в немного другой одежде, занимаясь своими делами. Заметил еще в прошлые дни, но сегодня прямо-таки бросилось в глаза. Какой бы не был план у аристократа, тот пришел в движение. Заполнил коридоры суетой, голосами и непрерывным топотом, в каком-то смысле растормошил сонное местечко.
  53. У Витто же появилась охрана. На этаже тянулись пятеро гарнизонных стражников, изображая из себя, видимо, личную гвардию. По виду не походили, но старались. Лица суровые, копья наточены до блеска и сами тщательно вымыты. Может и отпугнет кого. Меня – нет. Мои бойцы покруче будут, а вчерашний бой это подтвердил. Дорогой, увы, ценой.
  54. Останавливать не стали. Просто кивнули и отошли с дороги, пропустив сперва в нужный коридор, а затем и кабинет. Я, на полном автопилоте, постучал и ввалился внутрь, гадая, что скажет парень на этот раз. А тот будто и не спал этой ночью. Сидел за столом и читал какую-то потрепанную книгу, пока Шери склонилась над бумагами. Она тщательно корпела над каждой строкой, вырисовывая одну хитрую закорючку алфавита после другой.
  55. — Господин наследник, — кивком поприветствовал я, подходя ближе.
  56. Подспудно ждал судороги, но той не случилось. Он, чуть быстрее нужного, захлопнул томик и отодвинул его на край стола. Невозмутимость дала брешь, сквозь которую проглянуло хмурое смущение. Девушка, впрочем, ни на йоту не оторвалась от своего занятия, все заполняя какие-то официальные письма.
  57. — Генерал, — негромко ответил Витто. — Ты неплохо справился с работой. Но можно было лучше. Захватить, к примеру, всех трех магов, или не добивать раненых бандитов. В целом, я доволен.
  58. — Это наемники, господин наследник, — успел сказать я в паузу. Играть верного служаку – так по полной. — Система опознала их как сборный отряд, но, увы, взять в плен не удалось.
  59. — Уверен? Это меняет дело в худшую сторону. Но я о другом, — он уперся кулаками в пол. — Сейчас для тебя дела нет и не будет ближайшую неделю. Отдыхай. Можешь идти.
  60. — Благодарю, господин наследник, — с легкой усмешкой ответил я. И стоило ради этого будить?
  61. Вышел из кабинета и поплелся в комнату. Шел с пустой головой, ни о чем не думая и бездумно перебирая ногами. Потому и врезался у самой двери в одну из новеньких служанок, впечатав ту в стену. Она взвизгнула не хуже кошки и с места рванула вглубь коридора, так, будто за ней кто-то гнался. А я пожал плечами, обменялся недоумевающими взглядами со проходившим мимо грузчиком и зашел к себе.
  62.  
RAW Paste Data