Guest User

Untitled

a guest
Dec 29th, 2020
23
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Еще немного покатав в уме этот замысел, Харпер без сожалений отбросил его в сторону. Наворачивая круги по городу, он не находил простых решений, которые не вызвали бы лишних проблем. На ум приходил только один путь – взять оружие силой, во время восстания. К счастью, он не обещал ничего огнестрельного, и даже не упомянул о такой возможности.
  2. Сержант решительно свернул к храму. Так или иначе, стоит разведать, где хранятся мушкеты стражи. В отличии от любого солдата Армии, они не носят мушкеты с собой, а сдают куда-то в памятный храм. Эта каменная пирамида вызывала в груди неприятный отклик и пробуждала очередные смутные воспоминания, полные привычных, но непонятных образов, слов, названий, даже действий.
  3. Эти болваны заслуживали лишь усмешки. Наверняка они и сами понимали, что чужеземное оружие не очень походило на привычные им копья, поэтому лишь изображали правильную службу. Крепкие мужчины и женщины в неплохой по местным меркам броне, сжимающие качественные бронзовые клинки, и были настоящей храмовой стражей, а те служили чем-то церемониальным, словно показывая свою мощь, без особого почтения держа вражеское оружие.
  4. Расхлябанные по креплениям мушкеты смотрелись жалко. У кремневых замков недоставало, собственно, кремния, вставленные в стволы багинеты заметно гуляли в стороны, а по прикладам струились глубокие трещины. Вполне очевидно, как они умудрились так быстро убить крепкое оружие. Аборигены не стреляли, а пытались драться будто плохими копьями, без особого на то успеха. Умели солдаты Армии, умели морпехи Флота, и последние уж точно не отдали свои мушкеты без крови на штыках.
  5. Видимо, Харперу придется провести еще одну ночь с госпожой. Полуночная стража не выпустит из храма, он уже пытался. Элизабет, разумеется, опять сорвет свой накопленный гнев, но это малая цена за возможность отыскать трофейное огнестрельное оружие и насладиться ее выражением лица, когда по всему городу раздастся частый треск выстрелов.
  6. Сержант подозвал Эцтли. Уставший переводчик подошел ближе и вопросительно на него уставился. Сегодня они прошли немало, а старичку уже полно лет. Удивительно, что он вообще так бодро держался, притомившись лишь к позднему вечеру.
  7. — Можешь идти. Я остаюсь… с ней, — неожиданный выплеск эмоций прорвался глубоким вздохом, но быстро скрылся внутри. — Завтра как и сегодня, то же место, то же время.
  8. — Господин, — быстро произнес Эцтли, пока сержант не успел отвернуться. — Позвольте попросить вас?
  9. — Выкладывай, — уже не так холодно, как было весь день, ответил Харпер в пол-оборота глядя на церемониальную стражу.
  10. — Ко мне подошли некоторые уважаемые люди, прознав, что я целыми днями хожу с вами, господин. Они много говорят о злости и нервозности многоуважаемой Ночной, вашей жены, господин, — лекарь звучал неожиданно подобострастно.
  11. — И что? Говори нормально.
  12. — Господин, они хотят, чтобы вы развлеклись с ней как следует. Может, тогда Ночная станет подобрее, — твердо сказал Эцтли и заметил, как сержант поперхнулся слюной и с удивлением посмотрел на него. — Я лишь повторяю их слова!
  13. — Развлекся с ней. Они вообще ничего не понимают? Если я коснусь госпожи без ее веления, то вскоре из комнаты вынесут мой труп, — пробормотал Харпер.
  14. — Но, может… — попытался возразить лекарь.
  15. — Просто замолчи и иди домой. Я посмотрю, что с этим можно сделать.
  16. Эцтли кивнул и торопливо направился прочь. Сержант вновь оглядел стражников – те стояли как и раньше, не обращая на него внимания. К счастью, он знал, где находится вход для них, а иначе бы так никогда и не нашел его в лабиринтах пирамиды. Войдя как обычно, через главный вход, Харпер прошел еще немного по пути к покоям Элизабет, а затем, оглядевшись, нырнул в едва заметный боковой проход.
  17. Служебные помещения разительно отличались от основных. Вместо плоских, полированных стен торчали грубые и острые камни, носившие следы крови неосторожной прислуги. В едва освещенных мхом проходах сложно разглядеть что-либо, остается идти лишь по собственной чуйке. Узкие прямые коридоры без единого ответвления сменялись широкими, с множеством проходов, через которые то и дело носились краснокожие, занятые обслугой или просто следующие по каким-то своим делам на отдыхе. Изредка раздавались странные, непонятные звуки, от которых по коже Харпера невольно маршировали мурашки, напоминая о встречах с чупакаброй. Неприятное место.
  18. Вход для стражи и прислуги был рядом, но до него пришлось отшагать раза в три больше, чем по прямой, то и дело даже поднимаясь и спускаясь по грубо выдолбленным лестницам. Спрятавшись в нише одного из боковых коридоров, сержант терпеливо ждал конца дежурства. Уставшие от долго стояния аборигены вяло плелись к своей цели, держа в руках мушкеты. Возможно, если бы они догадались не снимать ремни, то сейчас бы шли пободрее. Да даже стрелки, ползущие под залпами картечи, двигались быстрее, что изрядно раздражало Харпера.
  19. Они все-таки ускорились, желая поскорее сбросить груз и пойти спать. Коридоры постепенно заполнились людьми, но в этом полумраке никто не узнал сержанта. Или просто не подал виду. Он сам едва не упустил стражников, потеряв их из виду в толпе, но смог отыскать нужный поворот.
  20. Услышав лязг грубо скинутого на каменный пол оружия, сержант скрылся в небольшом отнорке, неизвестно для чего продолбленном в глыбе камня. Судя по стоявшему запаху, местные использовали его как сортир, если им вдруг захотелось по пути. Пропустив мужчин, Харпер подождал еще немного и отправился к столь долгожданному складу.
  21. Да, это совсем не крепостной арсенал. Мушкеты, покрытые толстым слоем пыли, лежали целыми грудами, нетронутые и всеми забытые. У самого входа валялись брошенные церемониальной стражей бедолаги, при близком рассмотрении оказавшиеся раздолбанными в хлам, который только на разбор да переплавку. Дальше в слабом зеленоватом свете виднелись бочки и мешки, к которым сержант приблизился с опаской. Взрыв пороховой пыли в центре пирамиды, битком набитой жрецами, звучит интересно, но лучше в этот момент оказаться подальше.
  22. Порох вымок. Бочки оказались вскрыты и попали под дождь. Теперь его толком не использовать. Пускай смертоносный состав высох – нужно тщательно перемолоть его, будто он на пороховой мельнице, а для этого нет ни времени, ни оборудования. Мешки из плотной парусины обрадовали его куда больше.
  23. Патроны, очень много патронов. Крепкие бумажные пакетики с отмеренными порциями пороха и свинцовыми шариками, плотно упакованные во множество мешков. Это уже совсем другой разговор. Прикинув количество, сержант понял, что здесь, на деле, не так уж и много выстрелов. Рабов около трех сотен, на каждого придется по три десятка. Учитывая, как местные любят заваливать числом и взяв поправку на точность моряков, картина получается не лучшая. Первый натиск преследователей они отобьют, а дальше станет попросту нечем стрелять.
  24. Сами мушкеты же в целом сохранились прилично. Их бы, конечно, почистить да перебрать спусковой механизм, но работать будут. Оставалась главная проблема – вытащить все это оружие и спрятать по тайникам.
  25.  
RAW Paste Data