Guest User

Untitled

a guest
Jan 13th, 2021
31
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Корабль медленно подплывал к цели, то и дело пыхтя короткими белыми струями из маневровых двигателей. От далекой звезды все еще доходило достаточно света, чтобы отражаться от серебристого корпуса. Раскаленные докрасна радиаторы остывали после долгого прожига старых ионников, из сопел которых сочился оставшийся в трубах аргон, на короткое время создавая небольшие облачка, быстро растворявшиеся в космическом вакууме.
  2. Короткая и толстая сигара, в нижней трети которой зонтом торчал широкий круг, заслонявший все впереди от радиации реактора, держалась строго носом к поблескивающим у астероида обломкам. Пара тарелок радара крепко вцепилась в них еще трое суток назад. Экипажу повезло, что блуждавший на высокой орбите камень и в самом деле оказался всего лишь средней, диаметром в три десятка километров, глыбой, в которой слишком мало железа и никеля для промышленной разработки. Даже старая электроника смогла выделить на ее фоне крупный космический корабль, притянутый ее гравитацией.
  3. Из передних иллюминаторов он смотрелся мелкой звездочкой на фоне серой поверхности астероида, но даже это внушало в пару человек, из которой и состоял экипаж, надежду на хорошую добычу. Слишком уж жирным выглядел он на экране радара, чтобы оказаться выпотрошенной повреждениями и временем пустышкой. У телескопа, как назло, снова отказал магнитный подвес, у бинокля из набора для сухопутного выживания слишком маленькое приближение, так что молодым парням, сидевшим за приборами, оставалось лишь гадать, как их цель выглядит на самом деле.
  4. Они ждали, стараясь не умереть со скуки во время подлета. Последний прожиг закончился несколько часов назад, а теперь им оставалось лишь делать небольшие коррекции. По крайней мере, так гласила инструкция. А инструкции в космосе значат больше, чем религиозные книги и планетарные законы. Впрочем, если нарушают их – то можно нарушить и строгие, писаные кровью, разорванными легкими и обгоревшими угольками, сухие строчки.
  5. Сидевший в кресле командира молодой человек оторвал взгляд от толстой электронной книги, посмотрел на медленно сменявшие друг друга цифры показаний радара, почесал черные волосы и посмотрел направо. Там дремал второй пилот, который, вообще-то, отвечал за управление кораблем в эти часы. Им сейчас ничего не угрожает, но легкость, с которой забыл о своих обязанностях рыжий парень с заметным косым шрамом на щеке, удивляла командира.
  6. — Не спать, Макс, — сказал он и легким толчком отправил висевшую неподалеку ручку в лоб пилота. — У тебя еще два с половиной часа дежурства, а подлетаем через два.
  7. Ручка провела небольшую синюю линию по носу Макса и ударилась о бровь, разбудив его. Он дернулся, открыл глаза и слабо дунул, отгоняя разбудивший его предмет. Пробежав взглядом по своем набору приборов, он вытащил руку из крепления, не дававшего ему зацепить что-либо когда не надо, и протер глаза, пытаясь отогнать сон.
  8. — Извини, Серый, — ответил Макс. — Скучно, сам понимаешь. Куда он денется-то за это время?
  9. — Скучно? — ухмыльнулся Серый, резко прожал несколько кнопок с тумблерами, переводя управление на себя и вводя данные в астрогационный компьютер, и внимательно оглядел напарника стальным взглядом, за который получил свое прозвище. — У нас за спиной три почти полных бака, в сумме почти пятнадцать километров на маршевых и один точка семь километров на маневровых.
  10. — К чему ты клонишь? — заинтересованно спросил пилот. — Дать газу и подлететь ближе?
  11. — Именно. Управление на мне. Готовься, а по слову я верну тебе контроль. Справишься?
  12. — Конечно! — возбужденно ответил Макс, сверкнув белоснежными зубами с помощью заглянувшей в иллюминатор звезды.
  13. Он подтянул к себе клавиатуру на держателе, одновременно рассматривая текущие данные на мониторе. Картинка плыла, из-за чего текст немного двоился, будто отбрасывая тень – сказывались пять лет работы в реакторном отсеке другого корабля. Сам он, конечно, не фонил, но без деградации элементов не обошлось.
  14. — А я-то рассчитывал, что пойдем на глазок — с разочарованием в голосе и смехом в глазах произнес Серый. — Испугался?
  15. — Сам-то справишься? — с неподдельным интересом ответил пилот, вытянул из кармана ореховый батончик и разом откусил почти половину, продолжив с набитым ртом. — Нельзя ведь так делать!
  16. — Условия идеальные, — пожал плечами Серый. — Считай, глубокий космос, гравитационного колодца почти нет, цель большая и неподвижная, движки сравнительно мощные. На симуляторе проделывал и в худших условиях.
  17. — Покажешь мастер-класс?
  18. — Держись покрепче! — командир широко улыбнулся, аккуратно взялся за джойстики управления, но отвел левую руку и, почесав шею, положил ее на панель с особым оттенком зеленого и синего, выставив пальцы напротив тумблеров. — Автоматическое удержание цели отключено, автоматическая стабилизация отключена.
  19. — Подтверждаю отключение автоматики удержания цели и стабилизации курса, — отозвался Макс. Кое-какие правила нарушать все же не стоит.
  20. — Коррекция на две минуты по вектору… — Серый внимательно следил за показаниями радара. — И… топливо пошло, питание пошло, зажигание!
  21. Сопла маршевых двигателей будто чихнули белым, стремительно расширяющимся облаком, а затем быстро посинели вокруг, излучая быстро набравшую температуру струю, успевшую всего за несколько секунд из темно красной превратиться в ярко-голубую. Радиаторы не светились – хватит и аккумулятора, реактор оставался на минимальной мощности. Для стороннего наблюдателя корабль словно и вовсе не сдвинулся с места, но на деле это было не так. Просто слишком медленно.
  22. — Набираем, — командир откинулся на спинку кресла, чувствуя слабенькую силу, с которой его тянуло назад, а затем снова приник к монитору, следя за числами и выдавая небольшие импульсы маневровыми через движения джойстика. — Развесовка не симметрична, разворачивает вправо-вверх, но ничего страшного.
  23. За кораблем следовал узкий, постепенно росший шлейф раскаленного газа. При желании, его можно было разглядеть даже с единственной годящейся для жизни планеты в системе, нужны лишь очень хороший телескоп да точное наведение. Впрочем, никого не волновал корабль орбитальных мусорщиков, так что он, сверкнув эмблемой компании «Глубокая добыча», все быстрее и быстрее приближался к цели.
  24. — Относительная скорость тридцать метров в секунду, — доложил Макс. Серый резким движением щелкнул тумблерами. — Перекрытие топлива и питания подтверждаю.
  25. — Легкая закрутка… — пробормотал командир и сделал небольшой импульс. Корабль медленно закрутился, так, чтобы все время держаться носом к обломкам. — Вот и все, а ты боялся. У нас четверть часа на отдых, еще столько же уйдет на торможение, и еще на сближение.
  26. Макс недоверчиво взглянул на монитор, посчитал в уме и, широко улыбнувшись, показал большой палец. Серый лишь кивнул. Он отцепился от кресла и поплыл к контейнерам с едой, попутно рассматривая не особо просторные внутренности корабля. Картина давно для него привычная, но это стало своеобразным ритуалом проверки. Тесный отсек управления в самом верху, забитый приборами, среди которых едва удавалось развернуться и одному, пока второй ждал в кресле или ниже. Небольшой, но заметно более просторный отсек с парой закрепленных на стенах спальников и ящиками под личные вещи, ведущий в одно из двух самых больших помещений, доступных человеку в обычном случае.
  27. Столовая, она же кухня, она же небольшой склад продуктов, а обычно это называли жилым отсеком, где большую часть свободного времени и проводил экипаж, стараясь убить скуку во время перелета. Три компактных, простых, но эффективных тренажера, чтобы люди не растеряли форму в невесомости. Откидной стол с креплениями под посуду и столовые приборы. Совмещенные водонагреватель и печка. Скрытые за непрозрачным пластиком туалет и душ – отсек в отсеке. Многочисленные мелочи, про которые и не вспомнишь без необходимости, но крайне полезные при нужде.
  28. Открыв небольшую дверцу, Серый быстро рассмотрел пакеты с рационами и, выбрав один из них, вскрыл упаковку. Для нормального обеда времени нет, но сейчас требовалось утолить слабый голод, так что он вытянул пару питательных батончиков и полетел обратно, оставив пакет лежать на своем месте. Здесь-то, на самых окраинах системы, его точно никто не украдет, а разбрасываться вещами не лучшая идея, когда намечается следующее включение двигателей.
  29. С едой наперевес, он проскользнул на свое место и пристегнул ремни. Быстрый взгляд на приборы – все идет как надо. Он аккуратно открыл упаковку и умял батончик в два укуса, но оставил второй в кармане. Макс же, казалось, снова погрузился в дрему, но его выдавали бегающие под веками глаза.
  30. — Не притворяйся, — спокойно произнес Серый. — Я же вижу, что ты не спишь. А вообще, тормозить я поручаю тебе. Главное, цель в безопасном конусе удержи.
  31. Пилот мгновенно открыл глаза и с удивлением уставился на командира, который лишь подмигнул и, на мгновение застыв, решил пока не доставать вторую часть обеда.
  32. — Я? — спросил Макс. Звучал он не очень воодушевленно, но без страха. — Уверен?
  33. — Конечно. Учиться тебе нужно, так что начнем сегодня. На разведку первым все равно пойду я, ну а ты уже завтра. Передаю управление. — Серый вытащил из сетчатого мешка за спинкой кресла свою электронную книгу и погрузился в чтение, иногда посмеиваясь над чем-то забавным.
  34. Время тянулось медленно, неохотно. Цифры на мониторе быстро сменяли друг друга, но чем левее в числе они располагались, тем реже одно становилось другим, на миг сливаясь в нечто непонятное из-за давно уставшего от радиации покрытия. Особо заняться Максу было нечем, так что он следил за вращением. Этот корабль был специально модернизирован установкой огромного теневого щита, заслонявшего реактор от экипажа и, главное, от окружающих его предметов. Безопасный конус получился крайне широким, и даже пристыковаться корабль мог к практически любой станции, не рискуя убить ее обитателей жестким излучением.
  35. Зная это, Серый не особо утруждал себя точными вычислениями, зная, что большую часть времени цель окажется в безопасной зоне. Но чем ближе к ней, тем быстрее она пролетит мимо, а сам корабль ведь вращался с постоянной скоростью. Макс легкими покачиваниями джойстика держал обломок неизвестного корабля в центре экрана радара, а вскоре и сам увидел цель. Он вскрикнул от удивления, на что командир опустил книгу, сам уставившись в иллюминатор.
  36. Остов смотрелся внушительно, даже в таком плачевном состоянии. Судя по голому, мощному хребту, когда-то это был транспортник для по-настоящему массивных и тяжелых грузов, длиной в три сотни метров. Их корабль мог с некоторым трудом даже пролететь в сопла двигателей, а их на потерянном судне было целых три. Строители, похоже, не были зашорены привычкой располагать пункт управления спереди – там корпус резко обрывался, имея на утяжеленным конце лишь несколько маневровых.
  37. И при всем этом, его от носа до кормы пронизывало следами человеческой постройки. Теперь-то в бинокль можно было рассмотреть кое-какие подробности – самые обыкновенные цифры и знакомые буквы, составлявшие его тактический номер. Замершие в положении «дробь» мелкие орудия ближней обороны, всего три башенки на этом борту. Шлюзы, очертания механизмов, широко раскинутые крылья навеки угасших радиаторов – выглядят, может, не очень привычно, но в спиральном рукаве предостаточно кораблестроителей.
  38. — Военный транспорт? — подумал вслух Серый. — Хотя оружие и на мирных купцах попадается. По размерам там окажется полно вещичек, которые мы можем забрать себе по праву первых.
  39. — Было бы неплохо, — откликнулся Макс, напрягая глаза в попытках рассмотреть находку получше. — А уж сколько наварит контора вообще представить сложно.
  40. — Я бы не загадывал, честно говоря, — протяжный тон командира, смотрящего в бинокль, удивил пилота, и тот вопросительно уставился на него. — Рваные и прожженные дыры в корпусе, немного, но есть. Жертва войны, только вот какой? Не припомню, чтобы в последние лет тридцать тут хоть что-то происходило, даже пиратов.
  41. — Нам в любом случае надо туда попасть, — пожал плечами Макс. — В конце концов, за это деньги и получаем.
  42. — Верно. Знаешь что? Давай-ка оттормозимся сейчас, заранее. Еще далеко, заряда в аккумуляторах хватит, активации корпуса можно не бояться. Да и все равно там живых нет. Подлетим ближе, на полкилометра, и я попытаюсь залезть внутрь, — задумчиво рассказал свой план Серый. — Управление все еще у тебя.
  43. Они пристегнулись, убрали все лишнее и подготовились к маневру. Подчиняясь реактивным силам из маневровых двигателей, корабль быстро развернулся, и, даже не погасив толком скорость разворота, включил маршевые. Вечные жители планетарного колодца боялись бы влететь в облако собственных газов, раскаленных добела, но те уносились назад с такой скоростью, что разведчику это не могло угрожать в принципе. Ловко корректируя направление, Макс сумел без проблем сбросить относительную скорость до нуля. Если верить гироскопическим датчикам, конечно.
  44. — Захват… есть захват, — рассеянно пробормотал командир, уставившись на показания радара. — Молодец, почти не плывем. Я, даже, похлопаю.
  45. Серый и правда сделал несколько хлопков руками, после чего вернулся к приборам. Прошел еще десяток минут, прежде чем напряженный пилот откинулся на спинку кресла.
  46. — Готово, сблизились, — устало сказал он. — А выматывает-то посильнее, чем на тренажерах!
  47. — Конечно, — усмехнулся Серый. — Здесь-то на кону твоя шкура, а не деньги и потраченный впустую день. Я пошел, свяжусь, как надену скаф.
  48. Он вылетел из кресла и направился вниз по кораблю, одновременно вытащив и быстро съев лежавший в кармане питательный батончик. Упаковка отправилась в мусорку в жилом отсеке, а сам командир открыл люк в грузовой, пролез в тесный коридор, со всех сторон зажатый множеством коробок, и закрыл люк, на всякий случай провернув рычаг герметизации. В грузовом отсеке, в небольшом ответвлении, располагался шлюз, через который его и заполняли. Экипаж проходил через крепкий стыковочный разъем на самом верху, в командирском отсеке, но сейчас для этого пришлось бы провести разгерметизацию, что не годится.
  49. Серый залетел в шлюз и тщательно задраил очередной люк. Проверив зеленый огонек на стене, он вытянул один из скафандров. Начальство наконец-то расщедрилось на что-то получше, чем древние жесткие модели, работать в которых очень неудобно. Они, конечно, лучше защищали от космических угроз, но, зачастую, это было попросту лишним. А вот сравнительно новый, гибкий и простой скаф, импортированный откуда-то из другой системы, каждый раз не прекращал его радовать. Единственное, что его смущало, так это цвет. Ярко оранжевый, выделяющийся практически на любом фоне. Наверное, для каких-нибудь спасателей, или подобных им космонавтов.
  50. Он быстро сбросил одежду, вместо нее надев специальный облегающий костюм, а уже на него натянул скафандр.
  51. — Как слышно? — спросил он по рации, одновременно проверяя, насколько хорошо закрыты швы, соединяющие части скафа. Перчатки, ботинки, шлем, огромный вырез на спине, через который он залез. С виду все было в порядке, да и быстрые подергивания проблем не выдали.
  52. — Все хорошо! — ответил Макс, пока Серый надевал рюкзак с двигателями для полета и дополнительным запасом жизнеобеспечения. Стандартные баллоны уже покоились на положенных местах на поясе. — Я тут посмотрел, и в принципе, можно залезать через любую дыру. Они все достаточно большие, ведут в комнаты. Тел не вижу.
  53. — Вылетели с воздухом. Это нормально. Ты, главное, не испугайся, если вдруг какой-нибудь мертвец случайно выйдет на орбиту вокруг нас и постучит в иллюминатор, — усмехнулся командир. — Я тогда чуть в штаны не наложил. Пошла откачка воздуха.
  54. Пять минут ожидания, три поворота тугого в эту сторону рычага и вот он, открытый космос. Серый повис в шлюзе и осторожно выдал пробный импульс. Рюкзак повиновался как следует, так что, закончив с проверками, он наконец-то вылетел наружу.
  55. — Удачной вакады, командир! — ворвался голос Макса.
  56. — К черту! — откликнулся Серый.
  57. Он медленно полетел в сторону огромной туши корабля, что на таком расстоянии смотрелась внушительно, но не заслоняла поле зрения. Звезда светила в спину, прекрасно освещая космического мертвеца, обнажая все новые и новые детали.
  58. — А ведь все могло быть по-другому, — неожиданно подумал Серый, невольно вспоминая события двухлетней давности. — Забавные у жизни выкрутасы.
  59.  
RAW Paste Data