Guest User

Untitled

a guest
Mar 1st, 2021
18
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Он уже давно привык к тому, что в его сторону то и дело глядят прицелы. Они всегда смотрели по-разному, в зависимости от их хозяев. Плавающие от ломки пистолеты наркоманов, решивших обнести идущую по своим делам пару, угрожающе заискивали перед наемниками, тогда как дробовики и автоматы бандитов, разгоряченных алкоголем и веществами, яростно, в сладкой горячке рыскали по округе, надеясь всадить несколько патронов в мягкую и податливую плоть. А вот под прицел полиции Серый еще не попадал.
  2. Оружие спецназа смотрело с холодной уверенностью опытных офицеров. Они прекрасно знали, что если подозреваемые решат напасть, то не продержатся и десятка секунд. Джессика хороша во многом из-за ускоренных реакции и мышления в бою, но те не включаются мгновенно и выдают девушку красным светом глаз, да и противник вполне сравним по скорости. Кроме Второго, явно не получившего всю порцию имплантов.
  3. Всю дорогу до участка отряд держался спокойно, не нацеливая стволы на задержанных – они уважали технику безопасности. Так куда меньше шанс ненароком кого-нибудь пристрелить, а затем долго и упорно строчить рапорты и отчеты, оправдываясь за свою ошибку. Рассевшись в кузове фургона, полицейские свободно перебрасывались фразами, но в любой момент по наемникам бродили как минимум два взгляда, выискивая любые признаки неповиновения.
  4. Таковым считалось любое мало-мальски заметное движение, так что Серый решил не сидеть и скучать в ожидании, а попросту задремал. Вокруг все так же слышались шум дороги, голоса офицеров да тихое бряцанье снаряжения, но мозг, дорвавшись до столь желанной тьмы, словно в быстрой перемотке провел его до конца поездки.
  5. — И куда мне девать пару наемников с рабочими имплантами? — устало, желая только как следует отоспаться, спросил полноватый полицейский в застиранной, посветлевшей форме. — Кинуть в одну из общих камер и молиться, чтобы там не началась бойня?
  6. — Действуйте по правилам, сержант, — ледяным голосом ответил Первый. — Отдельное помещение и охрана как внутри, так и снаружи. Вы здесь не первый день.
  7. — По тем же правилам, сэр, я обязан выставить на внутренний пост троих на одного человека, — надзиратель откинулся на стул и с раздражением застучал по клавиатуре. — Черт, да хоть по пути бы предупредили, сэр! Тогда успел бы дернуть ночную смену патрульных, а сейчас мне попросту некого ставить! Все на вызовах, не рекрутов же, в самом-то деле!
  8. — Это меня не волнует, — отрезал командир отряда и махнул ребром ладони в сторону камеры. — У моих парней сегодня есть дела поважнее, так что выделить не могу. Ставьте желторотиков, хоть обложите ими подозреваемых, только… секунду, сержант.
  9. Первый чуть отвернулся, подведя руку к уху. Выслушав сообщение, он беззвучно ответил одним лишь губами, после чего хлопнул по плечу Третьего и, показав тому раскрытую ладонь, покрутил указательным пальцем. Тот кивнул и, остановив Джессику, сам обратился к голосовой связи. Второй грубо дернул Серого за плечо, тормозя его тоже.
  10. — Значит так, сержант. Командование приказало мне отвести одного из задержанных на допрос, так что я забираю девушку, и мы уходим, — получив в ответ недоуменный взгляд надзирателя, посмотревшего на искусственные руки наемника, командир тихо вздохнул. — Парень не такой опасный, сержант. Она хоть десяток прирежет и не поморщится, у нее стоят бустеры, а он просто с руками и экзоскелетом. Даже рекруты смогут его пристрелить, если понадобится.
  11. — Это уже лучше, — задумчиво протянул офицер и сделал глубокий глоток из давно остывшей кружки, после чего поднял трубку телефона, набирая номер. — Минуту, сэр, надо вызвать людей. Пересылайте документы.
  12. Пока надзиратель договаривался с другим подразделением, Серый хмуро смотрел на Джессику. Судя по ее лицу, она тоже не пылала желанием попасть на допрос, но деваться им некуда. Все давно согласовано – только правда о себе, щепотка лжи об имплантах и полное отрицание всего, что им попытаются вменить. Девушку скорее нервировало то, что могут вскрыться армейский трибунал и тесные связи с военными, порой подкидывающими ей, а теперь им, грязную работенку.
  13. — Отлично, сэр, — задумавшись, он даже не заметил, как офицер закончил разговор и, внимательно прочитав документы, подписал их личным ключом. — Прошу подождать несколько минут, сейчас рекруты спустятся. Десятка должно хватить. Эй, парень, ты рыпаться не собираешься?
  14. Серый отрицательно качнул головой, взглянув на бодрящегося полицейского.
  15. — Никак нет, сэр, — он медленно и осторожно, под пристальным взглядом Второго, почесал нос. — Не хочу мешать вам спать, сэр!
  16. — Поспишь тут с вами, — устало буркнул офицер, заглядывая в кружку.
  17. Спустя еще десяток минут Серый уже сидел в камере. Она словно пропиталась многовековой сыростью, обильно потея капельками влаги на стенах и превращая легкую прохладу коридоров в противный холодок. Наемник свободно разлегся на жесткой, но вполне терпимой подвесной кровати и разглядывал свою охрану. Та, сидя на стульях, во все глаза смотрела в ответ.
  18. Внутрь поставили сразу шестеро рекрутов, четверо парней и двух девушек. Новенькая, почти необмятая и не потерявшая синевы форма смотрелась крайне непривычно для Серого, который до этого видел лишь сравнительно опытных и притершихся патрульных. Их глаза струились плохо скрываемым любопытством и некоторым разочарованием – слишком уж обычно он смотрелся.
  19. Серый пытался не обращать внимания на оружие полицейских, но его взгляд все время возвращался к стволам их табельных пистолетов. Никакого холодного спокойствия и уверенности спецназа. Напротив, они будто слегка побаивались его, в итоге направив оружие четко на его торс. Рекруты сидели чуть ниже, выстрелы понеслись бы снизу-вверх, но кое-какой козырь он припрятал. Если те вдруг начнут пальбу, то первые пули, скорее всего, влетят в вытянутую вдоль бока руку, и уж точно не смогут ее пробить. Впрочем, его в любом случае завалят числом.
  20. Через полчаса они немного расслабились и даже начали тихую болтовню, обсуждая учебу в академии и практику. Со временем жесты становились все смелее, а на подозреваемого все реже падали взгляды, отчего тот уже едва сдерживал смешки. Даже без вшитых рефлексов или ускорителей мышления, на одних наглости, беспрерывном напоре и мощи протезов, он без особых проблем раскидал бы рекрутов. Напав первым, чего делать не планировал.
  21. Не выдержав самой обыкновенной скуки и не найдя особого смысла бодрствовать, он снова задремал, пытаясь расплатиться с организмом за бурное начало ночи. Неприятный холодок постепенно начал пробирать тело, мешая ему нормально погрузиться в сон, но и не давая перестать клевать носом, так что вместо хоть какого-то отдыха Серый получил непрерывные метания между явью и манящим небытием.
  22. — Эй, ты! Вставай! — услышал он довольный голос, выплывая в реальность. — Слышишь?
  23. Кто-то грубо вмазал пощечину наемнику и немедленно пожалел об этом. Тот, совершенно не раздумывая, ухватил полицейского за запястье и резко потянул на себя, заставляя того потерять равновесие. Вторая рука, сжав кулак, уже мчалась навстречу груди наглеца, собираясь ударить в солнечное сплетение. В самый последний момент, окончательно проснувшись, он растопырил ладонь. Смягченный, но все еще мощный удар пришелся туда, куда и целился, заставив рекрута резко, с хрипом выдохнуть от боли.
  24. Спустя секунду или две защелкало оружие, наставляемое на Серого. Тот открыл глаза и неторопливо сел, стараясь не спровоцировать неопытных полицейских на стрельбу. Тот, кто пытался его разбудить, все еще стоял на ногах, медленно отступал к своим и все пытался нормально вздохнуть, громко хрипя перекошенным ртом. В дверях стоял, судя по отметкам, Третий, сложив руки на груди и разглядывая происходящее.
  25. — Нашел, кого колотить, — укоризненно покачал головой тот, хотя под полумаской наверняка скрывалась усмешка. — Опускайте стволы, малышня. Будем считать, что это небольшой урок не расслабляться и не страдать всякой ерундой на работе.
  26. — Сэр, он… — попытался возразить один из полицейских.
  27. — Оружие на предохранитель, упереть в пол! — приказал спецназовец, добавив металла в голос, после чего взглянул на Серого. — Руки за спину, на выход шагом марш!
  28.  
  29. По крайней мере, в комнате для допросов оказалось тепло. В небольшом помещении стояли лишь металлический стол и два стула, все прикрученные к полу. По углам разместились целых четыре камеры, просматривая едва-ли не каждый квадратный сантиметр комнаты, а вот классического одностороннего зеркала, привычного по фильмам и сериалам с родины, здесь не нашлось, да оно и не требовалось.
  30. Его оставили одного, усадив на стул и приказав ждать допрашивающего. Тот, разумеется, упорно не появлялся, словно полицейские хотели надавить ожиданием, но единственное, чего они добились, так это отчаянной скуки. Возможно, в том и заключался их хитрый план – заставить выболтать все, что их интересует, лишь бы заняться хоть чем-нибудь. Но, едва Серый озвучил эту идею в уме, как она показалась слишком уж глупой и замороченной.
  31. Он уже устал разглядывать подозрительные царапины на столе и придумывать, как именно они появились, когда впереди открылась прочная дверь, впуская в комнату офицера. Хищное, вытянутое словно у птицы-падальщика лицо женщины хранило полное равнодушие и желание как можно скорее отделаться от Серого и заняться чем-нибудь более важным или интересным. В небольших руках она держала включенный планшет.
  32. Небрежно закинув устройство на стол, она села напротив, тряхнув сравнительно короткими, рыжими волосами. Зачесанные на левый бок, они открывали прекрасный вид на матовое покрытие искусственной части черепа, грубо усыпанной забитыми разъемами под импланты. С чуть большим интересом стряхнув пылинку с мундира и закинув ногу на ногу, она скучающе взглянула на подозреваемого, после чего вздохнула и ткнула в планшет.
  33. — Протокол допроса номер… дата… проводит лейтенант Мария Гомез, подвергается неустановленное лицо. Неизвестный подозревается в ряде преступлений, таких как… — женщина торопливо проговорила уже знакомый ему список, после чего отложила устройство и сцепила руки в замок, бегая взглядом по Серому. — Ваши идентификационные данные, пожалуйста. Имя, фамилия, дата рождения.
  34. — Сергей Кантемиров, девятнадцатое июля … года, — спокойно ответил он. Офицер вернулась к планшету, удивленно приподняв бровь от непривычного имени.
  35. — Среди реестра рождаемости такого лица не значится. Как вы это объясните?
  36. — Прибыл на частном межсистемном корабле.
  37. — Хорошо, — она что-то отметила на экране и, помедлив, уверенно нажала на кнопку. — А теперь заканчиваем ломать комедию. Эти записи все равно никто не слушает, да и слишком уж часто они портятся.
  38. Скука в ее голосе сменилась жесткой властностью, а глаза сверкнули отдаленным, тщательно скрытым интересом. Женщина сменила позу, откинувшись на спинку стула и забросив руки за голову.
  39. — Значит так, Сергей…
  40. — Серый, — моментально перебил он ее. — Зовите так.
  41. — Ну хорошо, — усмехнулась Мария. — Мне плевать, как тебя зовут. Сейчас у тебя есть два пути. Или ты пытаешься пудрить мне мозги, упорно заявляя о том, что ты не мерк и даже близко к этом не имеешь отношения, получаешь на голову вагон весомых доказательств и, с таким-то списком, отправляешься на казнь.
  42. Она улыбнулась, обнажая неестественно острые зубы.
  43. — Или?
  44. — Или ты, как и твоя подружка, сознаешься в наделанном и попадаешь к нам на крючок. Кое-каким людям нужны ваши услуги, и они готовы взамен уничтожить ваши досье, пока они не разошлись по всем полицейским базам, — офицер уставилась в его глаза, словно прощупывая волю. Серый не стал отводить взгляд. — Считай это, скажем, неофициальной работой на полицейское управление, да оно так и есть. Просто вместо денег вы получите амнистию, только и всего.
  45. — Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, — ответил он. Мария разорвала контакт и перебросила ноги. — В чем подвох?
  46. — В сроках. У вас есть три недели, начиная с этого дня. К слову, ты уже согласился, так что пока мы притормозим дело, — офицер застучала по планшету, бегая по меню.
  47. — Что с Джесс?
  48. — А что с ней? — неподдельно удивилась Мария и оторвала взгляд от устройства. — Твоя девочка ждет не дождется у входа в участок, чтобы ухватить за руку и отвести в кроватку. Кстати, ты знал, что она военный преступник? Трибунал-то оправдал, а метка в личном деле осталась.
  49. — На том и сошлись, — хмыкнул он и попытался качнуться на стуле, забыв, что он прикручен. — А, черт. Вы всегда так на разговор выдергиваете?
  50. — Иначе никто не согласится. Только схватить за яйца и навязать свои условия, — женщина резко встала со стула и поманила его за собой. — Пошли, по документации тебя освободить придется так или иначе.
  51.  
  52. Едва они вернулись домой, как Джессика метнулась к терминалу и зарылась в почтовую программу, подключаясь к временному адресу. Серый же неспешно вернул старую-добрую Алану в кобуру и повесил ту на пояс. За прошедшие месяцы пистолет успел утолить жажду разрушений и, по большей части, молчал. А может то молчал его рассудок, переборов эту и еще некоторые проблемы.
  53. — Нашла! Секунду…
  54. Дальше последовали минуты громкого, разнузданного и почти не повторяющегося армейского мата в сторону полицейского управления, особо хитрых его представителей, продажных чиновников и прочих хакеров с любителями использовать людей не по их специальности. Оценив бурную реакцию, наемник откупорил бутылку крепкого алкоголя и, глотнув сам, отдал ее напарнице, после чего сам вчитался в сообщение. Ему отчаянно захотелось повторить монолог девушки, но для этого ему просто не хватило бы слов.
  55. Спустя еще три бутылки, пару часов совместного выплескивания злости и горькое послевкусие от не справляющегося с выпитым организма, он безучастно сидел под холодным душем, смывая остатки накопившейся грязи и пытаясь немного привести голову в порядок. Задание оказалось далеко не из лучших, но выполнить его придется. Или уйти в подполье и распрощаться с более-менее вольготной жизнью, что не устраивало обоих. Выключив воду, он наспех вытерся и отправился в комнату – время эмоций прошло, нужно обсудить по серьезному.
  56. Она все так же валялась на кровати, разглядывая белый потолок и не потрудившись как-то прикрыться.
  57. — Итак, — пробормотала она, почувствовав, как напарник лег рядом. — Внедриться в одну из хакерских группировок из первой тридцатки. Втереться в доверие, разыскать сервера с украденной информацией и уничтожить их физически.
  58. — Либо мы это сделаем, либо… сделаем, короче, — ответил Серый и выпил из прихваченной бутылки газировки. — Приманка-то найдется, в виде наладонника. Только чую я, что нам придется потом их всех перебить, просто на всякий случай.
  59. — Ну, можно, — вяло согласилась она. — Нас и так, мягко говоря, не очень любят. Думаю, еще немного хакерских трупов тут ничего не изменит. Черт, дернуло же Маки!
  60. — Да плевать уже, Джесс. И она мертва, и Оникс мертв, и еще пара десятков. Репутация, конечно, забавная получилась, только она нас загоняет в глубочайшую задницу, — пробормотал Серый, нащупывая одеяло. — Сложно. Ладно, подумаем об этом завтра, на более-менее соображающую голову.
  61. — А часы идут… — она перенаправила руку напарника и подползла ближе. — Не стоит терять время. Если уж не справимся, так пусть, мать их, последние недели нормальной жизни пройдут с удовольствием!
  62.  
RAW Paste Data