theace26

26 июля

Nov 30th, 2014
278
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. 26 июля. Утро. Последние два дня были очень трудными для меня. А если вспомнить всё произошедшее за этот месяц, то сразу хочется спросить самого себя: «Как же я всё это выдержал?» Казалось бы, сегодня только третий день моего отпуска после довольно сложного трудового года. Но дни считаются как-то по-другому. Делятся они на хорошие и плохие, запомнившиеся и не очень, счастливые и печальные. Но никак не на будничные и праздничные. Однажды на вопрос одного моего ученика о праздниках, я ляпнул дурацкую фразу: «У меня каждый день праздник». И позже рассказал об этом друзьям, о чём потом очень пожалел. Эта фраза выплывала в наших разговорах с большой периодичностью, в любых местах, будь то наш родной бар, какое-нибудь культурное мероприятие или просто квартирник. Что же крылось для меня в этом празднике, который проходит каждый день? Я, наверное, и сам не знаю. Есть радостные праздники. День Независимости, например. В такие праздники все понимают, зачем он празднуется, и где пройдёт финальный аккорд действия. Чаще всего, эти радостные праздники всегда одинаковые, но также и позитивные. Есть грустные праздники вроде Дня Почестей. Все сидят за столами с серьёзными лицами. Настолько серьёзными, что порой хочется скрыться из этого города. А может, даже и с этой планеты. Для того, чтобы каждый день был праздником, нужно быть всегда на это настроенным. Иметь в собственных действиях смысл, даже если он во всей Вселенной более никому не понятен. Нет, у меня такого особого смысла нет. Я частенько ищу его, но пока ещё не нашёл. Вспоминаются разные моменты жизни. Можно найти свой смысл в изучении высшей математики, даже если собственный разум этому противится. Можно каждый день делать бессмысленные передвижения по городу, по одному и тому же маршруту. Но всё это – смыслы кратковременные. Нахождение истинного смысла – дело если и не непостижимое, то уж точно для человека очень затратное в расходовании собственной энергии. И если не дойти до конечной точки (а я не доходил до неё никогда), расходование это становится бессмысленным.
  2. Я тогда слукавил, отвечая на вопрос ученика. Нет, никаких ежедневных праздников у меня нет. Но ведь вчера он был. Является ли прощание с человеком после 11 лет дружбы праздником? Является, конечно. Из родного Ташкента за последние несколько лет уехало очень много моих знакомых. Кого-то из них я искренне любил, кто-то просто был для меня хорошим человеком. Проводы – это не грустный праздник. Это праздник ностальгический. Мы вспоминаем всё самое лучшее, связанное с этим городом. Вспоминаем прекрасные моменты нашей дружбы, грея душу тем фактом, что мы пережили эти моменты вместе. А потом начинаются крики. Слёзы радости и грусти. И в воздухе витает абсолютно неповторимая атмосфера. Естественно, если проводы затягиваются и идут «как надо», то утро следующего дня приходит с обязательной жуткой головной болью. В первые секунды нового дня эта боль поражает полностью. Но сразу после неё приходит осознание того, что вчера в жизни что-то изменилось. Снова. И верится, что всё это было к лучшему. В Ташкенте у каждого человека, который прожил здесь многие сознательные годы, такие перемены происходят очень часто. Они всегда неожиданные, всегда ностальгические. И всегда хочется верить, что они к лучшему.
  3. Но новый день настал. Будильник зазвонил в 8 утра. В первую очередь захотелось хорошенько на него выматериться, во вторую – побыстрее его заткнуть, а в третью – вспомнить, зачем я встаю в 8 утра в субботу, находясь в отпуске. Мат сдержал, будильник заткнул, причину вспомнил. Интересно, чем я думал, когда соглашался на поездку на природу в субботу, зная, что в четверг и в пятницу мне предстоят трудные проводы. С одной стороны, я проверял себя на прочность. А с другой – опять по дурацкому веянию собственного странного символизма, хотел по-особенному встретить первый день перемен. Не тех статистических перемен, которые уже видятся буднично, а особенных. Да, все эти последние два дня у меня из головы не выходила одна мысль: «Жизнь уже не будет прежней, и новый её головокружительный виток начнётся 26 июля». 26 июля наступило. И наступило оно действительно в сопровождении головокружения.
  4. Собирался в поездку я как попало. Для начала нужно было собрать по частям самого себя, а потом уже упаковывать вещи. Ну, хоть не забыл плавки. Забросив на плечи рюкзак и выбежав на улицу, я тут же почувствовал на себе палящее июльское ташкентское солнце. Да, это ещё одна особенность Ташкента – сойти с ума от жары и света можно и в девятом часу утра. Естественно, захотелось воды. В такой момент, да ещё и в таком состоянии, без бутылки воды вряд ли можно было пройти даже 100 метров до ближайшей остановки. Путь свой я держал на самую окраину Ташкента, откуда маршрутки и автобусы уезжают в область. Оккупировав заднее сидение довольно быстро подоспевшего автобуса, я отпил вожделенной воды из только что купленной бутылки, включил в наушниках что-то из панк-рока, и по-настоящему наслаждался жизнью, глядя в окно. Серьёзно, я вряд ли смогу описать какой-либо другой день своей жизни за последние несколько лет так подробно и чувственно, да ещё и не соврав с три короба.
  5. Положив руку на сердце, я могу честно ответить, почему для меня та суббота была особенной. Да, за последние два дня я проводил сразу трёх очень близких мне людей. Но я также знал и то, что здесь, в Ташкенте, есть ещё как минимум один человек, который приносит в мой абсурдный мирок свет. С Оксаной мы познакомились, когда ей было (кажется) 14 лет. А я в тот момент уже получал второе высшее (педагогическое) образование. И если, может, и не был уверен до конца в том, что бурные деньки юности заканчиваются, то наверняка это предчувствовал. Ведь буквально за пару дней до нашей первой встречи я в последний раз находился на сцене, и не вернулся туда до сих пор. Наше общение было странным и нерегулярным. Порой мы просто пересекались в очень неожиданных местах города. А годы так и шли, времена года сменяли друг друга. Даже в России уже нет нанопрезидента – он стал нанопремьером.
  6. А вцепились мы с Оксаной друг в друга всего месяц назад. Логически объяснить всё это я не могу. Более того – я вряд ли найду логическое объяснение хоть одной своей влюблённости за всё время. Я знаю, что у нас были очень схожие музыкальные вкусы. Я помню, что впервые поцеловались мы после буйного просмотра футбольного матча в большой и шумной компании. И сплотились скорее не друг вокруг друга, а вокруг тех людей, уезд которых был неминуем. И весь последний месяц это была выстроенная где-то в космосе и пришедшая в наши души симфония, которая наигрывалась своим чередом, держа нас всех за руки.
  7. Приехав на автостанцию раньше назначенного времени я позвонил Васе.
  8. - Васяня, привет! Я уже на месте! Вы где?
  9. - О, Никита! Мы в автобусе. Здесь все: я, Стас, Савелий, Алла, Саша, Оксана, Лена. Подожди нас, дружище! Мы скоро будем! – ответил мне радостный голос Васи.
  10. Я поймал себя на мысли. Хоть вчера из всей этой компании самый трудный вечер был у меня, я всё равно оказался на контрольной точке первым. Похоже, у меня действительно был переизбыток энергии.
  11. Выйдя из автобуса, ребята кинулись ко мне с распростёртыми объятиями. Я встречал их с усталым, но радостным видом.
  12. - Никита Владимирович, ты такой хороший! – с явным сарказмом сказала Оксана. Я, конечно, понимал, о какой «хорошести» она говорит, но расплывчивые глазки всё равно смотрели на неё с блеском.
  13. В руках у Васи были огромные пакеты. Рюкзак Аллы тоже был прилично переполнен.
  14. - Ребята, ну мы же не в турпоход на 10 дней идём! А только на озере отдохнуть до вечера. Зря вы всего этого набрали, пропадёт ведь. Вась, ты главное-то взял? – поинтересовался я.
  15. - Главное возьмём в Чингельдах.
  16. Чингельды – это название посёлка, возле которого останавливалась маршрутка. Там было 2 магазина, и идти от этой остановки до озера надо было около километра. В дороге мы с Оксаной и Леной вспоминали детали первых проводов. Затем я травил истории о вторых, на которые девочки остаться не решились. Мы с Васей уже в маршрутке попытались затянуть застольную, но меня вовремя посетила мысль, что мы ещё не в той кондиции, чтобы устраивать песнопения.
  17. По прибытию в Чингельды Вася и Алла долго не могли выбрать, что же мы сегодня будем пить на нашем импровизированном пикнике. Я даже устал спорить с обоими и вышел из магазина. Вся компания двинулась вперёд только когда (как казалось), они пришли к компромиссу. По дороге мой рот всё никак не мог закрыться, я вновь бормотал что-то о новой жизни, о продолжении старой жизни в новой, о преемственности начинающейся жизни предыдущей и о том, как я всех люблю. Думаю, слушателей моего поноса слов было примерно ноль человек.
  18. Расположившись на пляже, мы с Васей, пока остальные бережно раскладывали вещи и доставали продукты, бросились в озеро. Вот оно, «новое начало». Вот он, «переходный момент». Я и мой друг, как два идиота, плещемся друг с другом под дружный смех компании. Подурачившись, мы побежали назад.
  19. - Открывайте водку! – многозначительно высказал я, обращаясь ко всем присутствующим, - Алла, давай!
  20. - У меня её нет.
  21. Меня стали терзать смутные сомнения.
  22. - Вася, ну значит у тебя она. Открывай! Вы ведь вдвоём в магазине были…
  23. Вся последующая ситуация была настолько абсурдна, что и описывать её было бы нелепо. По инициативе Васи мы проверили все свои сумки. И только после этого поняли, что водку оставили в магазине. Сколько страдания было на наших с Васей лицах, когда мы вызвались рыцарями и пошли этот чёртов километр назад, за тем самым «главным». По дороге туда и обратно, конечно, мы придумали много шуток и житейских ситуаций на эту тему. Но, скорее, это уже идея для другого романа.
  24. Июльский день продолжался. Я позвал Оксану и Васю, чтобы сделать с ними селфи.
  25. - Это будет исторический кадр! Здесь я, моя любимая, и… исполняющий обязанности моего лучшего друга!
  26. Над последним словосочетанием посмеялись все. Более того, мы с Васей и позже часто его использовали. Ну а само слефи… сейчас оно, всё же, вызывает у меня добрую улыбку, хоть и грустную.
  27. Несмотря на первоначальный переизбыток энергии, на берегу я оставался чаще всех. Иногда с Васей: он охотно поддерживал мои рассуждения о переменчивости мира и о новых значимых моментах жизни. А иногда с Оксаной: с ней… с ней нам было просто хорошо быть рядом. Спустя несколько часов мой телефон зазвонил. «Данил» - высветилось на экране. Тот самый парень, с которым мы сдружились за один день. Тот самый парень, который играл вместе со мной в группе. Тот самый парень, с которым мы сочиняли песни. И тот самый парень, который два дня назад устраивал собственные (и своей невесты Алёны) проводы в моём доме.
  28. - Это Данил! – крикнул я находившимся рядом Оксане и Лене – Наверняка из самолёта звонит!
  29. Да, Данил и Алёна решили напоследок послушать наши голоса. Кричали мы им в трубку, перебивая друг друга, всё самое хорошее, как бы странно мы ни выражали эти мысли. Как же долго теперь мы не сможем встретиться. Даже тот же голос будет послушать проблематично. Но к этим людям живёт в моём сердце искренняя любовь. Любовь за то, какие они есть. И за то, как прошёл этот месяц. Наверное, самый прекрасный месяц моей жизни.
  30. Мы с Оксаной обнялись. Она всегда обнимала меня очень крепко. В этих объятиях я тонул. И это ощущение себя-утопленника было непередаваемо и великолепно. Да, я проводил Данила и Алёну. Да, я узнал об отъезде своего давнего школьного друга Рашида. Да, сегодня, после этого импровизированного отдыха, я вновь приду домой один, и мне предстоит разбор завалов уж очень затянувшихся и очень разных проводов. Да, та еда, что наготовили Вася и Алла, пропала (да её бы на половину Китая хватило, честное слово). Да, всю водку, которая досталась нам не без приключений, мы выпили. И да, я влюблён, как мальчишка. Я думаю об Оксане каждую секунду. И каждая эта секунда заполняется хоть и кратковременным, но смыслом. Сердце бьётся, планета вертится, жизнь продолжается. Именно жизнь, а не существование.
RAW Paste Data