SHARE
TWEET

Шел бой за Теснинскую улицу

Krinicyin May 8th, 2019 (edited) 364 Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Шел бой за Теснинскую улицу. Юный мятежник - Енох торопливо выбивал железным ломом булыжники из мостовой, звонко высекая искры, выбив 8-10 камней он собирал их в деревянный ящик и  бежал с тяжелым грузом к баррикаде из разломанной мебели, перевернутых повозок и мусора. С другой стороны пытались подойти к баррикаде полицейские, но обороняющиеся бунтовщики швыряли сверху булыжники, раскалывая полицейские шлема и черепа. Самые остервенелые полицейские успевали забраться до вершины, где их встречали удары палками. Немногие констебли, как правило офицеры, были вооружены огнестрелом и прячась за углами прицельно палили из пистолетов. Несколько бунтовщиков свалились вниз застреленные, один захрипел и сжался, получив ранение, но на их место вставили другие - такие как Енох. Молодые и злые, жаждущие драки или славы. Очень быстро полиция поняла, что им тут делать нечего и черные кители бежали бросая трупы своих товарищей на грязной мостовой трущоб. "Урааа"- кричит хор гордых мятежников и зелено-красный стяг луддитов развивается над баррикадой в руках неизвестного беспризорника с испачканным сажей лицом.
  2. В во всей столице гремело восстание луддитов. Восстали трущобы и фабричный район,  беспорядки бушевали в университетском городке...Полиция, даже усиленная подкреплением из провинции, не справлялась. И на ее место шли войска.
  3. Вот на Теснинской улице слышны чеканные стройные шаги профессиональных солдат, вооруженных винтовками. Летящие булыжники их не впечатляли. Передний ряд военных дал залп из двух десятков стволов. И защитники баррикады повалились как скошенные. Беспризорник со знаменем, пискнул и рухнул. Енох успел пригнуться, и тут же последовал следующий залп. А потом еще, и еще....бунтовщикам не давали высунуться.
  4. Раздался крик "За короля!" и военные пошли на штурм выставив вперед штыки на своих винтовках. На глазах Еноха, закололи еще одного мальчишку. Здорового крепкого мужчину разгонявшего военных здоровой дубиной, окружили сразу несколько солдат и, повалив, забили прикладами. Рядом лежит его жена с колотой раной в животе и воет от боли, умирая.... В неравной схватке рабочих с палками и военных с винтовками, первым приходиться бежать - идет уже не бой, а бойня. Мятежники дрогнули и вот уже бежали прочь от баррикады - уйти в переулки, забиться в темных углах. Бравада покинула и Еноха и он тоже выронил свой лом и побежал.
  5. Ему было по звериному страшно, он подумал что кажется сделал глупость и видимо нелепый бунт обречен. Он очень не хотел умирать, не хотел переставать быть. Но вот уже навстречу бегущему Еноху, с другой стороны улицы, выходит еще одна шеренга военных с винтовками и штыками. "Неужели это все? Я так и не стал героем революции. Я просто умру нелепо, стану куском мяса и все".
  6. "Разойдитесь! Все с дороги!"  - орал на бегущих офицер. Он шел вровень с солдатами с саблей наголо, Енох опешил. Он узнал эту бородку клинышком - с легкой проседью и загнутые к верху усики - капитан Юлд. Герой угольных войн.
  7. "Разойдитесь!" - орал он. Пока наконец люди не забились по краям улицы и тогда солдаты встав на колени прицелились и дали залп по военным, что штурмовали баррикады.
  8. Над ротой  капитана Юлда вздымался зелено-красный флаг бунтовщиков. Что заставило солдат перейти на сторону мятежников? То что многие солдаты - родня все тех же крестьян и рабочих? Нежелание убивать угнетенных граждан своей страны? Или желание Юлда получить кусочек власти? Его тоска по войне и славе? Кто знает... Но когда против режима восстали и части армии, пусть и не большие, и пусть даже многие офицеры сделали это пассивно: не воюя, и не поддерживая обе стороны. Тогда режим рухнул. По городу летали новости, что принц-регент бежал из столицы и власть в городе взяла новопровозглашенная  Эшкалиотская коммуна.   Двери тюрем открывались и на улицы вытекали потоки заключенных. Триумф свободы опьянял бунтовщиков. По городу происходили стихийные расправы и грабежи, устраивали праздники и оргии.
  9. Енох вспомнил как все началось. Помнил как поступил в королевский университет и впервые приехал в Эшкалиот - столицу Нункса. Как его зачаровал город с его роскошными мраморными дворцами, городскими поместьями с цветочными оранжереями. Широкими площадями и старинными памятниками королей. Оживленными дорогами по которым проносятся элегантные конные экипажи и тарахтят изрыгая дым редкие автомобили. И там же, на узких улочках вонючего человеческого муравейника трущоб: усталые девочки готовые поделиться за пару грошей своим сифилисом, заводские рабочие с тупеющим взглядом идущие в каморки к голодным женам и детям. Множество покрытых наколками воров и грабителей. А между ними бегают беспризорники лет до 12, играют в странные игры и ведут матерные беседы. Город стали и красного кирпича - мрачноватый из-за дыма и грязи. Чернобелые фильмы синематографа, после здешних трущоб, казались цветными.
  10.  Он был студентом в королевском университете, а вскоре стал еще и тайным членом революционного студенческого кружка. Казалось в кружке собирались решительные молодые люди, люди с более широким кругозором, редким у простых у буржуазных обывателей. Но очень быстро он перестал верить в революцию, в то что крестьяне и рабочие объединяться против монархии. В то что вдруг все осознают, что можно жить без государства - просто неся ответственность каждому за себя и перед собой. И построят общество равных людей, общество благоденствия. Он видел как профсоюзы и кружки революционеров устраивали  собрания, где бородатые лекторы в пенсне обсуждали теории социализма, а подпольные газеты разоблачали пороки власти. Но их слушали и читали в основном болтуны и бездельники. А рабочие на фабриках горбатились до потери чувств, покорные и трусливые. Рабочие никогда бы не стали рисковать тем немногим, что имели и слова теоретиков оставались словами.
  11. Но вот все изменилось месяц  назад. Свежая газета объясняла, что он кажется зря уже смирился. История проснулась от долгой спячки и начала свое движение снова и первые шаги были сделаны на его родине.
  12. "Странные и опасные события происходят в Нунксе. В прошлый вторник, ночью, в порыве необычного народного единения множество рабочих привели свои станки в неисправное состояние на всех фабриках страны и в совершенно разных регионах. Были выведены из строя также генераторы тока, питающие заводское ночное освещение и трамвайные пути. Изначально рабочие не только не выдвигали ожидаемых требований, но даже отрицали свою вину. Но полиция смогла задержать на месте преступления одного из профсоюзных деятелей - Эдмунда Лудда. Вооружившись кувалдой он рушил ткацкий станок. После ареста, он признал ответственность за акты вандализма тайной профсоюзной организации его сторонников - луддитов, и выдвинул требования:  8 часового рабочего дня, повышения зарплаты, бесплатного медицинского обслуживания.... Возмущенный принц-регент потребовал от королевского прокурора добиться для задержанного смертной казни. На профсоюзные организации начали облавы.  Рабочих бояться пускать на заводы. Предприниматели Нункса разоряются...."
  13. Город быстро изменился, лишенный удобных механизмов. Судя по всему стачку поддерживали даже кочегары поездов и некоторых  пароходов, так как и у них одна поломка сменяла другую и люди не могли легко въехать и выехать из столицы. Многие фабрики были разорены, оставшись без станков, а те кто смог их быстро починить, очень осторожно и с опаской, нанимали рабочих - боясь что те снова устроят саботаж. Тысячи рабочих лишились работы и пропитания - многие из них проклинали профсоюзы и луддитов, виня их в своих бедах. По приказу принца-регента, в столицу были введены войска, чтоб помочь полиции параноидально выискивать всех хоть сколько то подозрительных. Нигилистов, социалистов, анархистов, революционеров....- что значат все эти слова не знала большая часть полицейских. Но они старались. Потому тюрьмы были переполнены просто случайными прохожими. Парламент был распущен, а так называемая "верная его величеству умеренная оппозиция" - была под домашним арестом. Главы профсоюзов и революционных ячеек либо скрывались, забившись в углы, либо уже висели на виселице.
  14. Многих Енох знал лично, все те наивные бородачи в пенсне, вещавшие о новом обществе, исчезали в полицейских экипажах. Подозрения и доносы цвели повсеместно, все больше озлобляя общество. Особенно рабочих, лишившихся средств к существованию.
  15. И вот однажды ночью, когда над смогом и дымом, за огнями газовых фонарей за городом наблюдала испачканная луна. В крохотной квартирке над одной из цирюлен, вокруг тусклой лампадки за столом собрались на сходку заговорщики - недобитые подпольщики. Они понимали происходящее, они ждали такого случая: безработные обозленные люди, которых сейчас в столице огромное множество - способны на бунт. Их надо подтолкнуть. Распределяли роли, рассылались агитаторы, велись переговоры между фракциями...
  16. И вот уже Енох ломом выбивал булыжники из мостовой....
  17. Но сейчас Енох шел за ротой капитана Юлда, как зачарованный, а перед ними расступался весь мир.  К роте присоединялись все новые и новые мятежники, вылазившие из укрытий, выходившие с соседних переулков...Они вырывали из рук мертвецов винтовки и теперь тоже готовы были стать солдатами революциями. Но Юлд смотрел на них холодно и высокомерно, давая понять, что он хочет чтоб ему не мешали - не более того. Он давал приказы только своим людям, выученным муштре.
  18. Они вышли на площадь святого Элды и стало ясно куда они все идут - к королевскому дворцу. Зелено-красное знамя на площади встречали редкие крики приветствий от прохожих. "Слава капитану Юлду!" - верещал кто-то не слишком трезвым голосом. Никаких роялистских военных не было встречено до самого дворца. Где за железной решетчатой оградой дворца, готовились умереть в последнем бою оставшиеся верными гвардейцы. Их было слишком мало, против всех  собравшихся считая плоховооруженный сброд с улиц. Еще одно сражение, еще куча унесенных революцией жертв и вот дворцовые ворота выбиты и переступая через трупы народ входит в роскошные залы.
  19. Мрамор и золото, дорогая обстановка покоев, произведения искусства и.... чудовищная пустота. Принц-регент бежал, министры бежали, придворные бежали не успев взять ценных вещей, бежали лакеи и слуги. Высокие пустые залы, по которым летало эхо, и где не было никого кроме самих бунтовщиков, восхищенных и потерянных.
  20. Высокий, статный с гордой осанкой, обритый наголо старик в грязной ночной рубашке тоже бродил по залам и покоям. Он был испуган и одинок. Где мой сын? Где доктор? Думал он. И при этом очень хотел есть, он пропустил завтрак и обед ему никто не принес, и он решился выйти из своей спальни. Он звал по именам слуг и звонил в свой серебряный колокольчик, но никого нигде не было. На улице он слышал грохот и крики. Выглянув за оконную портьеру он увидел перестрелку гвардии с толпами голодранцев. Он ничего не понимал и снова зазвонил в серебряный колокольчик - снова тишина.
  21. Что это за наваждение? Неужели снова галлюцинации? - думал он.  Ну вот и правда: из стены вышел маленький серенький человечек в пестрой одежке с черными маленькими глазками и противно заверещал на непонятном языке, размахивая руками. 
  22. - Пошел вон! Тварь! - огрызнулся король на человечка и сотворил рукой священный знак изгоняющий демонов. Галлюцинацию знак не напугал, человечек лишь перестал тараторить и нахмурившись схватил старика за подол ночной рубашки и начал тянуть в сторону глухой стены разрисованной гербами. Так он пытался затащить старика через стену, в свой волшебный мир галлюциногенного бреда - вызываемой болезнью разума старика. Но крепкий старикан грубо рванул подол своей рубахи и человечек просто плюхнулся на пол, потеряв равновесие. Старик побрел дальше - на кухню.
  23. Десять лет назад этот старик потерял разум и был отстранен от правления своим сыном - принцем-регентом. И десять лет он не знал ничего о мире вне стен дворца. Десять лет он пил дурманящую настойку лауданума, чтоб отогнать тревогу вызванную подобными видениями. Страшное родовое безумие проявлялось в его семье уже не в первый раз. Члены династии Тайлигенеев часто видели того, чего нет на самом деле. Доктора утверждали, что все дело в кровосмесительных браках.
  24. Наконец король смог найти проход для слуг: из столовой на кухню, по узкой винтовой лесенке. Наконец-то, вот она кладовая с продуктами. Вот яблоки, свежий хлеб, и... о боже, кто-то оставил початую бутылку коньяку! Надо найти ледник, там наверно есть сыр - может получиться сносный ужин.
  25. - Ваше вели... - запнулся революционный солдат стоя на пороге кухни - гражданин Леопольд Тайлигеней, вы арестованы именем городской коммуны.
  26. - Что здесь происходит?! - повелительно вопросил король, отложив сыр - Вы все с ума сошли? Где мой сын? Где доктор?
  27. Он выглядел неожиданно вменяемо. Не таким его представляли последние десять лет. На карикатурах он виделся безумцем, пускающим бешеную слюну в смирительной рубашке. А он был все еще аристократически величав и старался быть спокоен, хотя конечно вообще не понимал происходящего. В кухню спустился капитан Юлд и поприветствовав бывшего короля, коротко обрисовал ему ситуацию.
  28. - Значит монархия низложена? Ну что ж. Может это и к лучшему. - неожиданно стоически сказал король, когда ему все объяснили. Он понимал, что безумен, что не в праве больше ни на что влиять. Ему всюду мерещилась они, эти маленькие твари, они что-то говорили ему на непонятном языке. Серокожие человечки с острыми ушками, похожие на тощих детей. Они заполонили дворец, они ходили сквозь стены, играли в свои странные игры.
  29. ---------------------------
  30. За неделю до этого, не дождавшись триумфа революции, умер на эшафоте Эдмунд Лудд - пророк новой эпохи. Он сидел в глубоких казематах городской тюрьмы побитый и смирившийся, и ждал утра своей казни.  И уснуть он не мог, боясь крыс, в прошлую ночь, пока он спал ему уже прокусили щеку. Ноги мерзли от влаги, что копилась на полу, капая откуда-то с потолка.
  31. Он взял ответственность на себя. Он объявил себя героем и его ложь напугала власти, обрушила систему. Но он понимал, что это блеф. К чему он приведет? К падению режима, к государству всеобщего равенства?
  32. Он знал, что истинный король Нункса уже давно мертв, что последние нити связей людей с потусторонним разрушены.
  33. Года два назад к нему пришел его двоюродный брат - Ги Коколан. Скромный, тихий и незаметный человек. Одинокий из-за вечной робости. Его не интересовала революция, его жизнью была - лингвистика - наука о языках. Он карпел над древними манускриптами и имел в узких научных кругах репутацию гения современной лингвистики. Насколько Эдмунд помнил, он удосужился расшифровать некие древние забытые языки.
  34. У них всегда было мало общего, но они были родственниками и все ж поддерживали связь. Ги знал о профсоюзной деятельности Эдмунда, но не лез в нее.
  35. И вот он совершенно неожиданно пришел посреди ночи в каморку Эдмунда, попросил войти, спросил нет ли у Эдмунда выпить. Это удивила кузена, ведь Ги никогда раньше не пил, но Эдмунд все ж смог найти припасенную фляжку с ликером.
  36. Отпив, Ги сморщился и выпалил:
  37. - Я - истинный король Нункса! Ты понимаешь?
  38. - Что? Что ты несешь?
  39. - Меня назначили королем. Ты должен мне поверить.
  40. - Кто? - захохотал от такого абсурда Эдмунд. - кто мог тебя назначить королем?
  41. - Потусторонние. Все уже забыли, но ведь по легендам...по легендам короли - это не просто верховные лидеры, они еще и связующие между высшими силами и народом. И вот, со мной установили контакт.
  42. И он рассказал, как однажды сидя за работой у себя в кабинете услышал голоса. Тонкие писклявые голоса, говорившие на древнем забытом языке, который знал только он один.Они сказали, что ему пока не дано видеть обладателей этих голосов, а если увидеть то и запомнить увиденное могут не все. Королевский род Тайлигинеев видит их - согласно древнему договору. Голоса говорили о том, что король не справляется, что он боится и не знает языка потусторонних, а придворные сочли его безумным... никто уже не помнит древних договоров - им нужен новый новый посредник, чтоб напомнить о них. Они дышат нашим дымным воздухом, пьют засоренную нами воду, мы ломаем их заповедные леса... И Ги нужно лишь пройти посвящение и он тоже все увидит, увидит не только потусторонних, но и весь двуединый мир. Но нужно его добровольное согласие.
  43. И Ги теперь не знает, как на это реагировать, потому он пришел к своему последнему живому родственнику за советом.
  44. Эдмунду было больно видеть кузена, которого одиночество и затворничество довело до безумия. Он понимал, что это не шутка и что нужен психиатр, но где бы он нашел его ночью? Потому успокоив родственника, согласившись с его безумными убеждениями, Эдмунд попросил его идти домой - выспаться, а завтра вместе с ним встретиться в назначенном месте. Они так и не встретились - у себя дома Ги вышел в окно своей квартирки на четвертом этаже, очевидно убежденный что может летать. В итоге его череп разбился о булыжную мостовую.
  45. Ги Коколан вел личный дневник и последние его страницы были полны бессвязных непонятных фраз: "Все стены мира прозрачны и сделаны из стекла, потому я стесняюсь мыться. Неудобно спать над пропастью. Мне непривычно, что они везде ходят. Они выбрали меня, потому что я -последний кто знает их язык. А теперь часы постоянно останавливаются и я не помню время. Я всю жизнь посвятил древним забытым языкам, но не думал, что так будет. Ключ снова застрял в замке, дверь теперь всегда открыта. Мы забыли своих соседей. Я собрал в архивах старые книги - в них кучи ошибок. Мы забыли о тех кто живет нигде и никогда! Они не думали, что последние нити наших связей так глупо оборвутся из-за их скрытной природы. Они хотят, чтоб я все это объяснил людям. Но как? Это же абсурд! Вчера я увидел три синих солнца в небе и услышал как разговаривают бродячие коты. Может это знак?"
  46. Это трагическое событие создало неприятный осадок в сердце, но откровенно говоря, самыми близкими людьми они с кузеном не были - а потому со временем Эдмунд забыл о своем родственнике-самоубийце. Время шло и новые заботы истончали воспоминания.
  47. Много позже,  один рабочий рассказал ему, что видел мельком маленького человечка пробиравшегося между станков. Серое худое тельце, черные глаза, острые уши. Бестия поймала взгляд рабочего и тут же вошла в кирпичную стену, растворилась в ней и исчезла. Лудд конечно не поверил - такие байки про гремлинов годились для совсем маленьких детей, хоть и были весьма распространены. Как деревенские поверья и сказки про призраков.
  48. Но вскоре на заводах начались проблемы со станками. У новых трамвайных путей отключались генераторы тока. В богатых районах ломались новомодные авто.
  49. Эдмунд Лудд не понимал происходящего. Но увидел однажды, как управляющий на фабрике штрафует возмущенных рабочих за поломку станка. Возмущение несправедливостью рабочего, против грубой убежденности управляющего. Сколько таких гневных перепалок происходило тогда по городу? А сколько их будет, если в этом увидят слаженные действия рабочих?
  50. Слаженные действия неведомой силы, странных маленьких гремлинов с непонятным мотивом пугали Эдмунда. Он никогда не видел их маленьких серых телец, но ему было страшно. А как будет страшно принцу-регенту? Как переполошиться знать и промышленники, когда поймут что больше ничего не контролируют.
  51. Эмунд Лудд взял кувалду и пошел на фабрику громить станки, и дал себя поймать. И его слушали, его требования печатали в газетах, тюремщики ненавидели его, но он видел в их глазах страх перемен и это ему нравилось.
RAW Paste Data
We use cookies for various purposes including analytics. By continuing to use Pastebin, you agree to our use of cookies as described in the Cookies Policy. OK, I Understand
 
Top