Ergobor

Глава 24 - добренькая концовка

Nov 2nd, 2017
1,514
Never
Not a member of Pastebin yet? Sign Up, it unlocks many cool features!
  1. Я же, взяв стул и ткань, поднялся в аудиторию на третьем этаже. Отличненько… я поставил стол в центр кабинета, загнал под него древолков, накрыл тканью и осмотрел получившуюся композицию. Угум, подозрений вроде не вызывает, выглядит не как скрытый сюрприз, а как что-то военно-полевое. Правда, их стол находится на возвышении, зато мой стол больше... впрочем, этого и так хватит, чтобы донести до наглых четвероногих посыл «я вам не подчинённый и не дрессированная зверушка». Может, мне ещё и ноги на стол положить? Не, не имеет смысла, не поймут — язык тела не тот. Лучше в будущем разговоре стоит упирать на интонации, Тия говорила, что они у меня выразительные (в отличие от лица, ага).
  2. Сев на стул, я выложил перед собой книжицу с уставом университета и принялся перечитывать наиболее важные для меня пункты. Сверка с планшетом показала, что до назначенного времени у меня ещё сорок минут, как раз успею всё повторить. Так-с, и разместить планшет так, чтобы всё было видно… поставлю рядом с рюкзаком на подоконник. Блин. Волнуюсь, как перед экзаменом, а было бы с чего! Ух, как же раздражают эти рогатики с дурацкими интригами… сейчас бы отдыхал в Вечнодиком, купался в каком-нибудь прохладном озере, а вместо этого приходится бороться за то чтобы с полным правом взвалить на себя Тиин неудавшийся эксперимент! Вот что ей стоило подождать, пока я закончу с порталами? Потом бы ни у кого ни малейших вопросов не возникло, мне бы ковровую дорожку в университет постелили и фанфарами бы встречали! Но не-е-ет… а теперь мне преодолевать чужую предвзятость, ненавижу это! Спокойнее, спокойнее… порталы я мог начать делать и раньше, никто не мешал. А Тие я вообще про них ничего конкретного не говорил, только «может быть» и «наверное».
  3. Голову пробило болью внезапно, и она явно собиралась остаться там надолго. Когда-то давно я заметил, что появление мигрени мне сильно напоминает работу газоразрядной лампы — резкая вспышка, после которой боль сначала слабая, но с каждой минутой разгорается всё ярче и ярче. Вот и последствия эмоциональных «качелей» подоспели… кто говорил, что от злобы не болеют? Это у них просто здоровье излишне крепкое. Блин, зря я Беату дома оставил, сейчас бы она очень пригодилась. Ладно, Тия тоже подойдёт, главное — не затягивать. Или попросить Куджела? Времени почти не осталось…
  4. И, словно подтверждая эту мысль, воздух неярко вспыхнул, и с резким хлопком в кабинете стало двумя единорогами больше. Чёрт, не успел.
  5. — Добрый день, коллеги, — почти нейтральным голосом поприветствовал их я, закрывая устав, и скомандовал: — Запись.
  6. Прибывшие вздрогнули и почти синхронно повернулись в мою сторону, заодно давая мне возможность их рассмотреть. Бледно-фиолетовая единорожка с платиновой (реально, с металлическим блеском! Неужели это тоже натуральный окрас?) гривой, в которой затесалась одиночная рыжая прядь смотрела на меня ярко-фиолетовыми глазами, в которых, едва прошёл первичный шок, начала плескаться самая настоящая злость. Вау… неожиданно. Её спутник, серый единорог с пепельно-белой гривой, синими глазами и (опаньки…) небольшой бородкой смотрел холодно и оценивающе. Надо полагать, вся идея принадлежит именно ему.
  7. — Добрый день, — а вот голос его звучал на удивление мягко и бархатисто. У-у, какое несоответствие образу! — Вижу, вам не чужда пунктуальность. Тем лучше.
  8. — Раньше начнём — раньше закончим, — вежливо согласился я. — Мы здесь все занятые люди. И пони.
  9. — Вы принесли материалы своих исследований? — голос единорожки тоже оказался вполне приятным, в отличие от смысла сказанного. — Это было обязательным требованием.
  10. — Только в том случае, если ваши «обоснованные сомнения в моей компетенции» будут чем-то подтверждены, — с улыбкой возразил я.
  11. — Или если ваши нарушения будут сочтены достаточно вескими для вашего отстранения от работы, — вмешался в беседу единорог.
  12. — Или так, — кивнул я. — Но мы же все тут знаем, что они не будут. Вопрос моей компетентности уж точно решать не вам, а Селестии.
  13. — Принцессе, — резко поправила меня единорожка. — Принцессе Селестии.
  14. Я поморщился. Капитан Джек Воробей оскорблялся в похожем ключе. Впрочем, у них тут монархия-диархия… интересно, а за Луну так же будут горой стоять?
  15. — В данном случае скорее «ректору Селестии». Но ключевой момент здесь не в титуле, а в том, что решать это не вам.
  16. — Я рекомендую вам серьёзнее отнестись к сегодняшнему заседанию, — нахмурился единорог. — В полномочия учебного совета входят решения в том числе и о том, чем именно будет заниматься причисленный к факультету профессор, и у нас действительно есть сомнения в том, что вы способны кого-то чему-то учить.
  17. — Это какие? — заинтересовался я, оставив главный довод на попозже.
  18. — Отсутствие рога, — с явной издёвкой ответила единорожка. — Без него сложно обучать магии.
  19. — Факультет Теоретической и Практической Магии, — на память произнёс я, — включает в себя кафедры теоретической магии, прикладной магии, ритуалистики, зельеварения и алхимии, экспериментальной магии и магии кристаллов. На всех, кроме прикладной магии, основным требованием являются мозги, разве нет?
  20. — Ещё нужны знания и опыт работы, — вмешался единорог. — В наличии которых у вас мы и хотели бы убедиться, раз уж вы профессор кафедры Теоретической Магии.
  21. — С чего вдруг? — удивился я.
  22. — Вы ещё спрашиваете? — удивлённо поднял точёную бровь единорог.
  23. — Вы не поняли. С чего вы взяли, что я профессор кафедры теоретической магии? Или вообще профессор вашего факультета?
  24. — Остальные факультеты закрыты, и уже давно… — глаза единорога расширились от внезапной догадки. — Так вас поставили во главе другого факультета?
  25. — Нет, принцесса, — я сделал ударение на этом слове и с усмешкой посмотрел на единорожку, — Селестия предлагала мне должность проректора.
  26. — Ложь! — воскликнула та.
  27. — Правда, но об этом вам придётся спросить у неё самой, — я поморщился. Головная боль всё усиливалась, а конец этой беседы даже виден не был. — Между тем, если бы вы сделали это раньше, то и необходимости устраивать весь этот фарс просто не возникло бы.
  28. — Фарс? — возмутился единорог.
  29. — Конечно фарс, — раздражённо ответил я. — Вы что, думали, что я не прочитаю устав университета? Сместить меня с должности вы не можете, даже будь я туп как пробка, пришлось бы идти к Селестии. Идти к ней бессмысленно, ведь она меня за что-то назначила, и если вы не считаете себя умнее неё, то должны догадываться, что это неспроста. Результаты своих исследований я должен высылать на факультет в течение года, которого ещё точно не прошло. Нарушения внутреннего распорядка не имеют смысла, покуда я ничего не преподаю, а на профессоров-исследователей эти требования вообще не распространяются, а уж «поступки порочащие честь Университета» — это вообще курам на смех, устав никак не регламентирует поведение ни студентов, ни преподавателей, предполагая, что те и так взрослые лю… взрослые. На что вы вообще рассчитывали? На то, что я идиот?
  30. Закончив эту тираду, я тихо хмыкнул, осознав, что ситуация получилась строго обратной той, что задумывала эта парочка изначально. Они так и не добрались до своего стола, и теперь это я находился в позиции преподавателя, отчитывающего нерадивых студентов. Не рой другому яму, хе-хе…
  31. — Прошу прощения, — со вздохом сказал единорог. — Я поторопился, составляя о вас впечатление лишь с чужих слов, но…
  32. Я заметил короткий недовольный взгляд, который он бросил в сторону своей спутницы, прежде чем продолжить.
  33. — …вы, полагаю, можете понять, что должность профессора Кантерлотского Университета даётся не просто так, и нам просто была противна мысль, что её могут начать ассоциировать с… — он запнулся, подбирая слова, — …недалёкими и жадными до славы… м-м-м… кобыльими угодниками.
  34. То есть, они действительно думали, что я идиот. Приехали.
  35. — У меня такой образ? То есть, нет, что он такой я знал, но неужели все верят? — единорог кивнул, и я застонал. Боже, почему я так долго тянул с порталами? Видимо, всё никак не мог до конца принять, что в этом мире термин «насосала» реверсирован по гендеру. Ой, мне теперь эта неторопливость аукнется…
  36. — Только не надо делать вид, что это не так! — неприязненно заявила единорожка и обратилась к коллеге. — Винд, нас же предупредили, что всё так и будет.
  37. — Кто предупреждал? — заинтересовался я.
  38. — Неважно! — отрезала единорожка. — Но он говорил, что ни одному вашему слову верить нельзя.
  39. Это кто ж мне так удружил?
  40. — Ну так проверьте, кто ж вам мешает? До замка двадцать минут ходу. Или принцессу я тоже обманул?
  41. — Возможно и так, — с вызовом заявила она.
  42. — Лайт! — с нажимом произнёс единорог.
  43. — Подожди! — потребовала она и снова обратилась ко мне. — За что вам, существу, не обладающему магией, предложили должность профессора меньше чем через месяц после вашего здесь появления? Вы не сделали ничего выдающегося!
  44. Ну, сложно спорить с очевидным, а придётся. Как же голова-то болит…
  45. — Позвольте я вам снова напомню, что мозги важнее рога, и помимо магии…
  46. — Слова! — торжествующе перебила меня единорожка. — Может, вы покажете нам то же, что показывали ей? Вам же есть, что показать, правда?
  47. — То же что и ей — нет. Но, может, вас устроят древесные волки? — с усмешкой поинтересовался я.
  48. — Если вы про фотографию в газете, то это наверняка подделка. Они не вырастают до таких размеров, и, кроме того…
  49. Не дожидаясь, пока мне докажут что реальность это ложь, я поднялся, взял стол за край и с небольшим усилием поставил его вертикально. Звук шлёпнувшегося на пол устава прозвучал почти выстрелом в установившейся тишине.
  50. — Подойдёт? — вдоволь насладившись произведённым эффектом спросил я.
  51. — Это в самом деле они? — заинтересовался единорог, подходя на шаг ближе. — Живые?
  52. — Конечно, — я наклонился и коснулся волков, передавая приказ. Те открыли светящиеся зелёным буркала, а затем плавно встали на ноги.
  53. Единорог поставил щит по методу Хилла — мгновенно, а моя изобличительница, стоявшая в радиусе действия заклинания, мышкой метнулась ему за спину.
  54. — Взять! — рявкнул я, выбрасывая вперёд руку. Винд на мгновенье зажмурился, а единорожка испуганно пискнула, практически сжимаясь в комок…
  55. Я вздохнул, отгоняя заманчивую фантазию. Плохая бы вышла шутка, и шансов на нормальные отношения с ними у меня бы после неё не осталось. Вместо этого я отдал другой приказ, и волки сели в памятную по Кристальной Империи умильную собачью стойку. Впрочем, умильной она казалась только с высоты моего роста, но угрожающей точно не выглядела.
  56. — Не волнуйтесь, без команды они ничего делать не будут. Вообще ничего.
  57. — Но как? — единорог потушил щит и осторожно приблизился к одному из волков. — Что вы с ними сделали?
  58. — Предмет отдельной научной дискуссии, — хмыкнул я. — Пока у меня есть только предположения, но вполне точно известен способ, которым можно сделать пони невидимыми для этих существ. Нужно лишь создать заклинание и провести натурные испытания.
  59. — Невероятно… — он протянул лапку и аккуратно провёл по грубой коре на волчьем брюхе. — Просто невероятно. Вы не могли бы оставить их для изучения?
  60. — Забирайте, для того и привёл. Коснитесь и мысленно отдайте простой приказ, они его выполнят. Кормить можно заряженными кристаллами, но если будете перекармливать, то они начнут расти прямо на глазах. — Я насмешливо посмотрел на единорожку, всё ещё держащуюся на расстоянии. — Ну что, я вас убедил в своей компетентности? Можно я останусь работать в университете? Пожа-а-алуйста?
  61. Она ответила мне растерянным взглядом, и неуверенно кивнула. Бли-и-ин, ну неужели эти волки настолько страшные?!
  62. — Ну ладно, раз уж мне разрешили остаться, то, может быть, познакомимся нормально, а, коллеги?
  63. — А? — единорог отвернулся от волка и уставился на меня с удивлением.
  64. — Меня-то вы знаете, а я вас — нет. Разве что по подписям к письму.
  65. В принципе, я уже разобрался, кто есть кто, поскольку они называли друг друга по имени в процессе беседы, но лучше уж сделать всё официально. А то мало ли, вдруг «Винд» и «Лайт» — это сокращённые версии имён?
  66. — Прошу прощения, — кажется, единорога мне удалось смутить. — Я Стрэйт Винд, декан факультета теоретической и прикладной магии, также я возглавляю кафедру теоретической магии, а это… — единорог кивнул в сторону своей спутницы, ещё не отошедшей от произведённого волками впечатления, — Глэрин Лайт, глава кафедры прикладной магии.
  67. — Артур Меркушев, очень приятно. Надеюсь, мы сработаемся.
  68. — Тоже очень на это надеюсь, — кивнул единорог. — И ещё раз простите за столь холодный приём.
  69. — Как я понял, вам кто-то дал непроверенную информацию, — небрежно, но внутренне подобравшись, произнёс я. — Вы не могли бы сказать, кто именно это сделал?
  70. — Неприятно об этом говорить, но где-то три недели назад мне написал…
  71. — Винд, не надо, — очнулась вдруг единорожка. — Я сначала хочу сама с ним поговорить.
  72. Единорог посмотрел на неё с явным неудовольствием.
  73. — Хватит этих игр, Лайт, — прохладно ответил он. — В свете предоставленных нам доказательств слова твоего брата — злая клевета, а его идея могла стоить репутации нам обоим. Я покрывать его не собираюсь!
  74. Брата? Так тут что-то вроде семейного заговора?
  75. — Он сам не знал! — со слезами в голосе воскликнула единорожка, а затем с мольбой обратилась уже ко мне. — Пожалуйста, поверьте мне! Я сама сказала ему, что древесные волки не бывают такого размера! Умоляю! Если вы расскажете об этом журналистам, он потеряет всё! Это его уничтожит!
  76. Ничего себе, да она же в панике! А я ещё думал, что за угроза такая — «раструбить на всю Эквестрию»? А вот же, судя по реакции, для пони она по уровню воздействия идёт сразу за изгнанием. Хотя, если вспомнить историю Беаты… наверное, бойкот, объявленный тебе всей страной — это действительно страшно, особенно для таких гиперсоциальных существ.
  77. — Да я и не собирался ничего такого делать, — заверил её я. — Мне просто хотелось бы поговорить с этим пони, чтобы предотвратить такие случаи в дальнейшем. И извинения тоже не помешали бы.
  78. — Спасибо! Огромное спасибо! Я сейчас же с ним поговорю! — обрадованная моим ответом единорожка пулей выскочила за дверь.
  79. Поморщившись от боли, интенсивность которой продолжала нарастать, я задумчиво посмотрел на единорога, размышляя, стоит ли просить его о небольшой услуге. М-м-м… пожалуй, нет. Как-то меня слегка напрягает мысль, что четвероногий бородатый мужик будет тыкать в мой лоб своим длинным, твёрдым органом. Пусть даже это и рог. Ещё полчасика я потерплю, а во дворце меня вылечит Селестия — с ней, к счастью, совсем другие ассоциации…
  80. — Спасибо, — серьёзно произнёс Винд. — Выплыви эта история наружу, досталось бы всем.
  81. — Всё хорошо, что хорошо кончается, — рассеянно ответил я, прислоняя стол к ближайшей стене. — Ладно, пойду я. До следующего учебного года, коллега. А, да, стол не убирайте, я потом заберу.
  82. — Хорошо, — кивнул единорог. — Всего доброго.
  83. Светить участие Куджела я не хотел. Вроде бы кончилось все неплохо, да и он не скрывался, но мало ли как работа «против коллег» повлияет на отношения в коллективе. Так что, подобрав с пола устав и закинув его в рюкзак, я направился к выходу.
  84. Небольшая пробежка по лестнице во время спуска с третьего на первый этаж добавила ещё пару пунктов к головной боли. И это ж ведь ещё нифига не предел… а Луна ещё удивлялась, что я завидовал тем, кому не надо всю жизнь таскать с собой набор болеутоляющих! Срочно к Селестии, она и полечит, и накормит, и крылом укроет… тёпленьким… кхм. Не дай боже.
  85. — Он что? Он угрожал тебе этим?! Да я его на луну запну!!! — донёсся до меня приглушенный рев.
  86. — А ну стой на месте! — не менее резкий окрик. — И дослушай меня до конца!
  87. А вот этот голос я узнаю, Глэрин Лайт собственной персоной. Значит ли это, что второй голос — это её брат? Ну-ка, посмотрим, кому это я обязан сегодняшними событиями… откуда там голос доносился? Найти нужную дверь труда не составило, беседа до сих пор велась на повышенных тонах. Аккуратно прислонившись к косяку, я прислушался.
  88. — …твоя одержимость Селестией перешла уже все границы! — возмущённо втолковывала кому-то Лайт. — Посмотри на себя! Ты опустился до клеветы!
  89. — Ты же сама сказала, что волки не могут быть такого размера!
  90. — И была дурой, которая полезла не в свою область, поверив гневу своего младшего братца! Не ты ли живописал его как недалёкого, хитрого и жадного до славы дискордова выкормыша, которого надо только немного припугнуть оглаской?! А вместо этого нам с Виндом пришлось краснеть, слушая как он разносит твою дурацкую затею в пух и прах! Да мне не было так стыдно с тех пор, как я не смогла разбудить яйцо на экзамене в школу для одарённых единорогов!
  91. — Извини, я правда думал, что он…
  92. — Уже неважно, что ты там думал, — в голосе единорожки прозвенела сталь. — И передо мной извиняться не надо, я виновата не меньше чем ты. Боюсь даже представить, что теперь обо мне будет думать Винд…
  93. — Лайт, сестрёнка, послушай…
  94. Голоса притихли, и теперь до меня доносилось только какое-то невразумительное бормотание. Так, пожалуй, самое время немножко подсмотреть. Легонько потянув на себя дверь, я заглянул в образовавшуюся щель. Ага, вижу. Что?! Ах, ты, подлая скотина…
  95. Вместе со злостью в голову снова ударила боль, и я тихонько отошёл от двери и зашагал в сторону выхода из университета. Можно было бы и догадаться! Больше я никому не успел так «насолить» своим здесь присутствием! А главное, какой отличный метод выбрал — семейные связи и административный ресурс в одном флаконе. Неудивительно, что ко мне заранее отнеслись как к говну! Так, спокойнее, спокойнее… вдох-выдох, вдох-выдох… морду ему набить, что ли? Ага, единорогу, как же. Да и нельзя, он только порадуется предоставленной возможности выставить меня бешеным зверьём, которому нельзя находиться среди пони. Чёрт! Надо прекращать злиться, пока голова не лопнула нахрен.
  96. Как же я скучаю по своим туристическим ботинкам… у них подошвы были толстые, амортизирующие, а в этих тканевых балетках каждый шаг по мостовой отдаётся в череп глухим болезненным ударом. Теперь я даже слегка жалел, что не попросил помощи у Винда. Дурак был, ой дурак… и как назло, на улице ни одного прохожего! Хоть немного притушить боль мне бы любой единорог сгодился, Твай говорила что простое лечебное заклинание знают почти все. Ну и где эти рогатики, когда они нужны?
  97. — Сто-о-ой!!! Артур! Подожди!!! — раздался за спиной крик. Я, едва сдержав стон, обернулся. Кого там ещё принесла нелёгкая? О, капитан стражи собственной белошкурой персоной… будьте осторожны со своими желаниями, как говорится. Рогатик? Рогатик. Только худший из возможных на текущий момент. Ну его к чёрту, не буду ждать. Пусть сам догоняет, всё равно он раз в пять быстрее меня бежит.
  98. — Чего тебе? — неприязненно поинтересовался я, когда единорог поравнялся со мной.
  99. — Надо поговорить.
  100. — Опять угрозы? — ядовито поинтересовался я, не сбавляя шаг. — Древолков, чтоб меня им скормить, можешь взять на третьем этаже университета, аудитория 322, спроси профессора Стрэйт Винда.
  101. — Да стой же ты! — он обогнал меня и встал на пути. — Я извиниться.
  102. — За что это? — хмыкнул я.
  103. — Это я написал письмо декану факультета, — твёрдо произнёс он. — И идея выгнать тебя из университета тоже моя. Одних извинений за это будет недостаточно, поэтому… чем я могу искупить свою вину?
  104. О-о-о… я знаю, что я с ним сделаю. Больно, унизительно, а главное — никаких физических следов.
  105. — Не делай так больше, — я обогнул его и пошёл дальше.
  106. — Я серьёзно! — воскликнул он, заставив меня поморщиться от вспыхнувшей на звук боли.
  107. — Я тоже. Что, многого прошу? Не сможешь?
  108. — Смогу, конечно!
  109. — Замечательно. Я знал, что могу на тебя рассчитывать, — саркастично произнес я.
  110. — Ладно, я заслужил эти издёвки, — раздражённо ответил Шилд. — Но я правда сожалею, что оклеветал тебя перед сестрой и её начальником и благодарен за то, что ты не стал использовать это против них.
  111. — Да ладно, то, что я не такой как ты, ещё не повод для благодарностей, - в очередной раз поддел я единорога.
  112. — Понятно, — он вздохнул. — Пожалуйста, не говори принцессе Селестии, что в этом участвовала моя сестра.
  113. — То же самое, что не говорить об этом Селестии вообще, — хмыкнул я. — Или ты думаешь, что если она начнёт сама расследовать этот случай, то до правды не докопается? Хотя, кого я спрашиваю, ты её даже не уважаешь.
  114. — Придержи язык! — рявкнул он. В голове словно светошумовая граната взорвалась.
  115. — Уважение — это действия, а не слова, неважно как громко ты их орёшь, — тихо и злобно сказал я. — И я не видел ни одного действия, которое бы мог назвать уважением с твоей стороны. Ты считаешь себя умнее неё, действуешь помимо её воли. Но ладно бы, если у тебя был для этого хоть какой повод, так ведь не-е-ет. Ты не просто вопиюще некомпетентен, ты бесполезен.
  116. — Сможешь доказать? — высокомерно и презрительно бросил он в ответ. Ненадолго ему выдержки хватило.
  117. — Конечно, по каждому пункту, — я практически плюнул в него этими словами. — Селестия назначила меня профессором, но ты, не удосужившись выяснить за что, решил, что надо меня с этой должности сместить, а то я, видите ли, «тень бросаю». Тебе был дан такой приказ? Нет. Почему ты это сделал? Потому что решил, что ты умнее неё. Далее. Та «тень», про которую ты злобно пыхтел в прошлый раз, это полностью твоя недоработка, как капитана стражи. Именно среди твоих подчинённых слух распространился со скоростью лесного пожара. Инцидент с новобранцами, которые выполняют команду «сидеть» независимо от того кто её выдал — тоже твоя недоработка.
  118. — Да что такой как ты может знать о работе стражи?!
  119. — А что ты вообще обо мне знаешь?! — вспылил я и тут же об этом пожалел, такой болью это отдалось в голове. Ну его к чёрту, нервы дороже. — Неважно. Селестии я о сегодняшнем говорить не буду, не хочу подставлять коллег. Можешь и дальше считать себя лучшим из лучших.
  120. — Я и есть лучший!
  121. — О-о-о, от скромности не умрёшь. А чего это ты лучший, потому что Селестия выбрала? Меня выбрала, так я хрен с горы, а тебя выбрала, так ты лучший? Знаешь, — я наклонился, глядя в зеленовато-жёлтые глаза капитана стражи. — Мне кажется, что принцессам вообще нет дела до того, кто занимает твою должность. Но если ты и правда лучший, то дело вообще швах.
  122. — Не тому, кто и месяца тут не прожил, рассуждать об этом! Принцесса знала, кого выбирать для своей защиты!
  123. — Блажен кто верует, тепло ему на свете… — пробормотал я. У меня, конечно, были сомнения в адекватности капитана стражи, но такой непрошибаемости я от него не ждал. Точно, ну его к чёрту, лучше поразвлекусь напоследок, планшет-то до сих пор записывает. — А знаешь, ты прав. Если капитан стражи занимается мелким интриганством и защищает принцессу от кривотолков, значит, все другие враги уж точно не пройдут, а любое нападение на Кантерлот будет отбито ещё на подходах. Да здравствует капитан Шилд. Йей. Примите мои глубочайшие извинения за сомнения в вашей гениальности. Не соблаговолит ли лучший в истории капитан стражи удовлетворить маленькую просьбу недостойного меня? Мне бы узнать, где находится гнездовье чейнджлингов.
  124. — Зачем? — выдохнул готовый уже было взорваться единорог.
  125. — Прошлый образец сбежал ещё до того, как я начал исследование, но вы ведь знаете, где их можно найти? Наверняка сейчас ваши лучшие стражники следят за ними, чтобы заранее предупредить вас в случае нового нападения…
  126. — У чейнджлингов нет гнезда, — как-то неуверенно ответил он.
  127. — То есть напавший на Кантерлот рой взялся из ниоткуда и пропал в никуда, — покивал головой я. — Ужасные условия. Наверное, тяжело это — знать, что бой всегда будет на твоей земле. А я, дурак, даже не узнал, где находятся входы в убежища… у вас есть какая-нибудь карта для приезжих?
  128. — Какие убежища? — окончательно потерялся Шилд.
  129. — Да ладно вам, капитан, не надо меня проверять. Я ж знаю, что не может нормально работать стража, когда паникующее мирное население под ногами путается. Значит, убежища должны быть, куда все дружно собираются во время опасности.
  130. — Нет у нас таких убежищ, — мрачно ответил единорог.
  131. — Ух ты! — восхитился я. — Значит, все как один встают плечом к плечу, чтобы одолеть врага под знамёнами стражи и под руководством Лучшего, самой принцессой избранного капитана Шилда? Мне стыдно перед всеми пони, чью отвагу и единство я так ужасно недооценивал…
  132. — Не смей оскорблять мой народ! — вспылил он. — Если понадобится, сражаться будут все пони, что бы ты там себе ни думал!
  133. — Чёрт… он даже не понимает, о чём речь… — произнёс я на русском и сокрушённо покачал головой. Злость на несчастного идиота выгорела уже полностью. — Они-то будут. Только твоя задача заключается в том, чтобы им не пришлось, а если придётся — то минимизировать потери. Ты для этого не сделал ни-че-го. Ходишь гордый выданной должностью и занимаешься ерундой. Или я не прав? Скажи мне.
  134. — Я был… я… — единорог ошарашено утих. Судя по его мордахе, до него (на четвёртый раз! Меднолобое создание!) всё-таки начало доходить. — Не… мне надо подумать.
  135. — Думай, — одобрил идею я. — А мне надо к принцессе, обсудить, как возрождать университет. Бывай, Шилд.
  136. Мда-а-а… а я собирался его оскорбить и довести до белого каления. Вместо этого осталось смутное ощущение, что с полной самоотдачей провёл сеанс прикладной психотерапии и тренировку на отказ от чувства собственной непогрешимости. Хорошо, что мои коллеги не такие дубы... и плохо, что их настолько мало. Но об этом можно будет поговорить с Тией, сразу, как она утихомирит эту проклятую головную боль!
RAW Paste Data